Как не пропустить коклюш в рутине ОРВИ – Docsfera — Docsfera.ru
SANOFI

Кашель кашлю рознь: как не пропустить коклюш в рутине ОРВИ

Кузякин Владимир Витальевич

медицинский редактор

Сентябрь — начало ежегодного подъема заболеваемости респираторными инфекциями. Первые признаки такой серьезной болезни как коклюш могут быть схожи с симптомами гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) либо стерты. В статье разберемся, как отличить одну инфекцию от других, не пропустить пациента с коклюшем среди случаев ОРВИ, и почему сегодня важна диагностика этого инфекционного заболевания. Предлагаем послушать, как звучат разные типы кашля.

Осенний рост заболеваемости ОРВИ происходит по ряду причин. Меняются условия окружающей среды — при холодной и сухой погоде выживаемость возбудителей ОРВИ повышается. Этому также способствует снижение количества активного ультрафиолетового излучения. Микроорганизмы могут дольше сохраняться в аэрозолях, образующихся при кашле и чихании, а значит передаваться воздушно-капельным путем. Накладываются и социальные факторы — начало учебного года, увеличение времени, проводимого в помещении из-за холодной погоды, облегчают распространение инфекций. На этот период также приходится сезонное снижение иммунитета, переохлаждение, дефицит витаминов, что повышает восприимчивость организма к вирусам1. Сезонность простудных заболеваний ярко прослеживается на примере школьников, в начале учебного года происходит рост заболеваемости ОРВИ2. Пик приходится на февраль-март, а летом она снижается в 3–5 раз3. ОРВИ часто встречаются у людей всех возрастов. Дети переносят от трех до восьми эпизодов в год3, что выбивает их из учебного процесса и создает большую нагрузку на лечебные учреждения.

Под ОРВИ подразумевают группу самоограничивающихся инфекционных заболеваний, поражающих преимущественно верхние отделы респираторного тракта. Проявляются они катаральным воспалением дыхательных путей с лихорадкой, ринитом, чиханием, кашлем, болью в горле, нарушением общего состояния разной степени выраженности. Возбудителями данной группы заболеваний являются вирусы из более 200 генетических групп, включая риновирусы, аденовирусы, коронавирусы, энтеровирусы, вирусы гриппа, парагриппа и т.д.3

Несмотря на разнообразие инфекционных агентов, проявления ОРВИ схожи — катаральные явления в верхних дыхательных путях сопровождаются кашлем, чиханием, заложенностью носа, ринореей, подъемом температуры, нарушением общего состояния. Эти симптомы обусловлены не столько воздействием вируса на клетки, сколько реакцией иммунной системы. Чаще всего нет потребности в точном определении возбудителя, поскольку это не влияет на тактику проводимого лечения. Исключением могут быть экспресс-тесты на грипп у высоколихорадящих детей для назначения этиотропной терапии и стрептококк при подозрении на острый стрептококковый тонзиллит3. Кроме того, может потребоваться исследование на SARS-CoV-2 для предотвращения распространения инфекции5.

Высокая частота ОРВИ, благоприятное в большинстве случаев течение и отсутствие потребности в активном медицинском вмешательстве снижают наcтороженность врача в отношении заболевания со схожей клинической картиной, такого как коклюш. В последние годы наблюдается рост заболеваемости коклюшем среди детей школьного возраста и взрослых, несмотря на повсеместную вакцинацию6.

Исследование, проведенное в Великобритании, показывает, что у 40 % детей, обратившихся в клинику с затяжным кашлем, наблюдались серологические признаки недавно перенесенной коклюшной инфекции7. Дело в том, что титр противококлюшных IgG, выработанных после завершения вакцинации, со временем снижается. В Санкт-Петербурге обследовали 395 детей, ранее привитых АКДС, и обнаружили рост коклюшной инфекции через 6 лет после последней ревакцинации. Эти факты говорят о снижении напряженности поствакцинального иммунитета, в том числе, после вакцинации цельноклеточной вакциной8.

Несмотря на то, что течение коклюша у детей старшего возраста обычно благоприятное, диагностика этого заболевания крайне важна с эпидемиологической точки зрения. Дети старше шести лет, подростки и непривитые взрослые представляют собой основной источник инфекции для детей младшего возраста9. Установление диагноза «коклюш» требует изоляции заболевшего на 25 суток от начала заболевания и введения двухнедельного карантина для контактировавших детей младше семи лет. Кроме того, при выявлении коклюша рекомендуется назначить профилактический прием антибактериальных препаратов всем контактировавшим лицам10. Особенно это важно для группы риска, к которой относятся младенцы, женщины в третьем триместре беременности, люди с высоким риском осложнений из-за сопутствующих заболеваний, таких как бронхиальная астма11.

Высокая эпидемиологическая значимость и растущая распространенность коклюша говорят о необходимости дифференциальной диагностики с ОРВИ. В данной статье мы будем проводить сравнение с самыми частыми возбудителями респираторных инфекций, среди которых риновирусы, вирусы гриппа и коронавирусы4.

Отличия патогенеза коклюша от ОРВИ

Патогенетические механизмы при коклюше

Коклюш (Pertussis) — острое антропонозное инфекционное заболевание, вызываемое бактериями рода Bordetella, преимущественно Bordetella pertussis. Возбудитель передается воздушно-капельным путем и поражает преимущественно мерцательный эпителий дыхательных путей.

Попадая в организм, бактерия выделяет факторы цитотоксичности, такие как трахеальный цитотоксин, аденилатциклаза-гемолизин и коклюшный токсин, которые на начальном этапе поражают эпителиальные клетки и формируют клинику катаральной стадии коклюша10. Эта стадия длится 1–2 недели12, в которые у пациента наблюдается сухой кашель, субфебрильное повышение температуры, ринорея. В катаральный период заболевание не отличается от ОРВИ.

В дальнейшем под действием выделяемых возбудителем токсинов формируется специфический для коклюша пароксизмальный кашель. Одним из механизмов его развития может быть длительное раздражение рецепторов афферентных волокон блуждающего нерва, импульсы с которого направляются в дыхательный центр, что вызывает повышенную возбудимость структур головного мозга, ответственных за кашель. Иррадиация возбуждения на находящийся рядом рвотный центр приводит к возникновению рвоты после эпизода судорожного кашля10. Кроме этого коклюшный токсин оказывает влияние на внутриклеточный обмен ионизированного кальция, что обусловливает развитие судорожного компонента кашля. Пароксизмальная стадия длится 1–6 недель, после чего наступает стадия выздоровления12.

Возбудитель коклюша может сохраняться внутриклеточно в альвеолярных макрофагах, а также в эпителиальных клетках, вновь заселять внеклеточное пространство и таким образом уходить от действия иммунной системы и лекарственной терапии13,

что объясняет длительность заболевания. Повсеместная вакцинация привела к тому, что классическая клиническая картина коклюша с пароксизмами и системными нарушениями у ранее привитых встречается редко, а заболевание наиболее часто выглядит как затяжной кашель14.

Патогенетические механизмы при ОРВИ

В отличие от коклюша, происходящие в организме патологические изменения при ОРВИ обусловлены не действием токсинов, а иммунным ответом на возбудителя. Детали патогенетических механизмов разных респираторных вирусов могут сильно отличаться друг от друга. Это зависит от первичного сайта репликации вируса, его тропности к определенным отделам и клеткам респираторного тракта, особенностей повреждающего действия.

Особенности патогенеза риновирусной инфекции

Наиболее частым возбудителем ОРВИ являются риновирусы, на которые приходится 30–50 %, а в осенний сезон — 80 % всех респираторных заболеваний15. Для инфицирования вирус должен связаться с молекулой ICAM-1 на поверхности эпителиальных клеток. Экспрессия ICAM-1 выражена на эпителии глоточных миндалин и носоглотки, что и определяет тропизм вируса16. В отличие от возбудителя коклюша, риновирус не оказывает цитотоксического действия. Проникая в клетку, он запускает процессы активации неспецифического иммунитета, которые в итоге формируют клинику заболевания15. Под действием вируса клетка выделяет IL-8, который стимулирует приток в очаг заболевания полиморфноядерных лейкоцитов, вызывающих воспаление и повышение выделений из носа. Увеличение продукции кининов, в том числе брадикинина, вызывает развитие симптомов, характерных для простудных заболеваний — в том числе боли в горле, заложенности носа18. Активация иммунной системы способствует элиминации возбудителя и выздоровлению в течение 10–14 дней3.

Особенности патогенеза гриппа

Грипп — острое респираторное заболевание, вызываемое вирусами гриппа А или В. Заражение человека вирусами гриппа вызывает широкий спектр клинических проявлений, варьирующихся от бессимптомной инфекции до летального исхода. Инфицирование клетки вирусом гриппа происходит через молекулы сиалогликопротеина SAα2, 6Gal, которые преобладают на эпителиальных клетках в слизистой оболочке носа, придаточных пазухах, трахее и бронхах19. В меньшей степени выражен тропизм вируса к эпителию терминальных бронхиол и альвеолоцитов. В отличие от риновирусов, вирус гриппа поражает непосредственно эпителиальные клетки через запуск апоптоза и оксидативного стресса. Микроскопически это проявляется деструкцией и десквамацией эпителия до базального слоя. Данные изменения сопровождаются отеком слизистой21. Важную роль в патогенезе гриппа и определении тяжести течения играет иммунный ответ и способность организма к его нормализации.

Избыточная иммунная реакция при нарушении противовоспалительных механизмов носит название цитокинового шторма, который является одной из причин повышенной смертности при гриппе22.

Опасным осложнением гриппа может стать вирусная пневмония при распространении вируса на эпителий терминальных бронхиол и альвеол. Поражение альвеолярного эпителия имеет тяжелые последствия — существенное нарушение газообмена вызывает тяжелую, а в некоторых случаях фатальную дыхательную дисфункцию23.

Особенности патогенеза коронавирусной инфекции

Коронавирусы представляют собой оболочечные одноцепочечные несегментированные РНК-вирусы. На сегодняшний день выявлено семь видов коронавирусов, которые вызывают инфекции у человека. Четыре (HCoV-NL63, HCoV-229E, HCoV-OC43 и HCoV-HKU1) — возбудители легких сезонных респираторных инфекций. Другие три вируса: SARS-CoV, MERS-CoV, SARS-CoV-2, могут вызывать инфекции с тяжелыми клиническими проявлениями24. Проникновение коронавируса в клетку происходит при взаимодействии с ангиотензипревращающим ферментом-2 (АПФ-2) на поверхности эпителиальных клеток. Высокая экспрессия АПФ-2 отмечается на поверхности эпителия верхних дыхательных путей, альвеолярного эпителия и энтероцитов тонкой кишки. Помимо этого, АПФ-2 экспрессируется во многих органах, включая сердце, почки, эндотелиальные клетки, что вероятно, способствует развитию внелегочных проявлений. У детей более низкая экспрессия АПФ-2, этим может объясняться меньшая частота раннего заражения COVID-19 у детей25.

При легком течении инфекции поражается эпителий верхних дыхательных путей, выраженных катаральных изменений может не наблюдаться. Тяжелая форма инфекции связана с цитокиновым штормом, развитием острого респираторного дистресс-синдрома, эндотелиальной дисфункции5.

Затяжной кашель — важный признак коклюша

Одной из ключевых характеристик, которые нужно учитывать при дифференциальной диагностике, является продолжительность кашля. Острый кашель сохраняется менее трех недель и характерен для ОРВИ, сезонных аллергий. Подострый кашель длится от 3 до 8 недель и может быть остаточным явлением после перенесенной инфекции. Хронический кашель длится более 8 недель27.

Кашель при коклюше необычно продолжительный, беспокоит пациента в течение нескольких недель или даже месяцев после первичного заражения28. Некоторые специалисты образно называют коклюш «100-дневным кашлем».

Характер кашля меняется в процессе развития заболевания. В классическом варианте коклюш манифестирует с сухого кашля, который связан с первичным поражением эпителия дыхательных путей и не отличается от кашля при ОРВИ. Спустя 1–2 недели, когда катаральная стадия сменяется пароксизмальной, характер кашля меняется. Он становится приступообразным и звучит как серия из нескольких сильных кашлевых толчков, возникающих во время одного выдоха. После продолжительного приступа кашля пациент делает энергичный, стридорозный вдох, сопровождающийся характерным свистом — репризом27. Во время пароксизмальной фазы также могут возникать посткашлевые обмороки или рвота. Кашель присутствует в течение днупообразный кашелья и ночи и может быть спровоцирован такими действиями, как зевота, потягивание, смех, крик или физические упражнения.

Центр по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рекомендует врачам заподозрить у пациента коклюш при продолжительности кашля более двух недель в сочетании со следующими симптомами29:

  • приступообразный кашель или
  • инспираторный реприз или
  • посткашлевая рвота или
  • апноэ.

Подростки, взрослые и дети, которые были вакцинированы в раннем детстве, могут заразиться коклюшем, но болезнь может протекать в более легкой форме без типичных приступов спазматического кашля30.

Кашель сопровождает почти все ОРВИ. По характеристикам это сухой острый кашель, проходящий в течении двух недель после начала заболевания. Присоединение влажного компонента говорит о распространении инфекции на нижние дыхательные пути и выделении слизи. Риновирус не оказывает цитопатического действия на эпителиальные клетки, поэтому при вызываемой им инфекции кашель и вовсе может отсутствовать31. При гриппе наблюдается повреждение респираторного эпителия в ходе репликации вируса, кашель развивается у 77 % детей32. При коронавирусной инфекции COVID-19 кашель также является одним из наиболее распространенных симптомов и встречается у детей и подростков в 32–55,9 % случаев33.

Высокая температура — не характерный для коклюша симптом

Высокая температура (>39,5 °C) часто связана с инфекцией, вызванной вирусом гриппа А, и встречается более чем у 50 % детей с этим заболеванием34. При коронавирусной инфекции SARS-Cov-2 лихорадка также — ведущий симптом. В исследовании, проведенном в Китае с участием 416 детей младше 10 лет с подтвержденным заболеванием, в 76 % случаев наблюдалось повышение температуры35. При риновирусной инфекции температура тела обычно не повышается или достигает субфебрильных цифр. Лихорадка, связанная с респираторной вирусной инфекцией, обычно продолжается 3–5 дней34. Воспалительная реакция иммунитета при ОРВИ приводит и к другим системным проявлениям, таким как миалгия, головная боль, снижение аппетита, слабость и т. д.31

В отличие от ОРВИ, при коклюше не происходит выраженной иммунной провоспалительной реакции36. Повышение температуры до субфебрильных цифр возможно на катаральной стадии заболевания, при наступлении пароксизмальной стадии она нормализуется, а ведущим симптомом становится кашель37.

Ряд исследований показывает, что лихорадка на фоне кашля может быть исключающим признаком при диагностике коклюша38.

Симптомы интоксикации, такие как слабость, сонливость, снижение аппетита, головная боль, отсутствуют в течение всего периода заболевания в случаях его гладкого течения10.

Различия сезонности при разных респираторных инфекциях

Простуда может возникать в любое время года, но, как правило, высокая распространенность наблюдается в осенние и зимние месяцы. В Северном полушарии эта ежегодная эпидемия начинается с роста числа случаев риновирусной инфекции в сентябре46, за которыми следует рост заболеваемости парагриппом в октябре и ноябре. Следующий подъем заболеваемости риновирусной инфекцией наблюдается в марте и апреле.

Для гриппа и коронавирусных инфекций характерен подъем заболеваемости в зимние месяцы, так как выживаемость этих вирусов возрастает по мере снижения влажности, температуры воздуха и уменьшения воздействия ультрафиолета40, 41.

Для коклюша характерна обратная ситуация — пик заболеваемости приходится на летние месяцы42, что можно учитывать при проведении дифференциальной диагностики.

Нюансы диагностики коклюша

Для постановки диагноза «коклюш» необходимо обратить внимание на следующие особенности анамнеза и жалоб пациента:

  • Продолжительность кашля, наличие пароксизмов и характерной инспираторной репризы, рвоты, цианоза после кашля.
  • Динамика и выраженность повышения температуры тела — при коклюше она редко достигает фебрильных цифр.
  • Контакты с больными коклюшем или с людьми с длительным кашлем.

Всем пациентам с подозрением на коклюш рекомендовано проводить общий анализ крови с исследованием лейкоцитарной формулы.

При коклюше отмечается лимфоцитоз на фоне нормальной скорости оседания эритроцитов (СОЭ)10.

Для подтверждения диагноза могут применяться различные методы лабораторной диагностики10:

  • определение ДНК-возбудителей коклюша (Bordetella pertussis, Bordetella parapertussis, Bordetella bronchiseptica) методом ПЦР;
  • определение антител к Bordetella pertussis в крови методом ИФА;
  • бактериологическое исследование мокроты или слизи задней стенки глотки или носоглотки.

В соответствии с санитарными правилами47 в целях раннего выявления коклюша необходимо:

  • направлять каждого ребенка, кашляющего в течение 7 календарных дней и более, на двукратное бактериологическое (два календарных дня подряд или через один календарный день) или однократное молекулярно-генетическое исследование, а также устанавливать за ним медицинское наблюдение;
  • направлять каждого взрослого при подозрении на коклюш и (или) при наличии контакта с больным коклюшем, работающего в родильных домах, детских больницах, санаториях, организациях, осуществляющих образовательную деятельность, организациях отдыха детей и их оздоровления, организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на двукратное бактериологическое (два календарных дня подряд или через один календарный день) или однократное молекулярно-генетическое исследование.

При отрицательном результате бактериологического и (или) молекулярно-генетического исследования материала от больного, начиная с третьей недели заболевания, необходимо провести серологическое обследование методом ИФА.

Подробнее о критериях диагностики различных респираторных заболеваний можно узнать здесь, материал можно скачать и распечатать.

Своевременная ревакцинация — надежный способ защиты от коклюша

Несмотря на то, что коклюш у ранее вакцинированных лиц протекает без выраженных системных нарушений, длительный изнуряющий кашель встречается часто и может значительно снижать качество жизни43. Кроме того, заболевание у детей старшего возраста и взрослых создает очаг для заражения незащищенных групп населения. Надежным способом предотвращения инфекции является повторное введение вакцины для восстановления напряженности поствакцинального иммунитета.

В качестве современной стратегии иммунизации против коклюша российские эксперты в области детской и взрослой вакцинации и профилактики инфекционных заболеваний рекомендуют обеспечение защиты от инфекции детского населения, дальнейшее поддержание популяционного иммунитета и предупреждение тяжелых форм заболевания и летальных исходов у детей до года48.

Союз педиатров России в «Идеальном календаре прививок» рекомендует всем детям в возрасте 6–7 и 14 лет перед школой проводить ревакцинацию против коклюша одновременно с ревакцинацией против дифтерии и столбняка44.

В связи с утратой поствакцинального иммунитета может быть рекомендована иммунизация взрослых каждые 10 лет48.

Приоритетная иммунизация против коклюша показана пациентам с хронической бронхолегочной патологией, с иммунодефицитными состояниями, сотрудникам медицинских и образовательных учреждений, учреждений социального обеспечения, взрослым в семьях, где есть новорожденные и непривитые дети до 1 года, беременным женщинам во II или III триместре (трансплацентарная передача защитных антител плоду)48, 49.

Источники

  1. Audi A. et al. Seasonality of respiratory viral infections: will COVID-19 follow suit? // Frontiers in Public Health. — 2020. — Т. 8. — С. 567184.
  2. Markovich M. P. et al. Back-to-school upper respiratory infection in preschool and primary school-age children in Israel // The Pediatric Infectious Disease Journal. — 2015. — Т. 34. — №. 5. — С. 476–481.
  3. Острая респираторная вирусная инфекция (ОРВИ). Клинические рекомендации министерства здравоохранения РФ 2022 https://www.cdc.gov/vaccines/vpd/pertussis/recs-summary.html#:~:text=Any%20adult%2019%20years%20of,Tdap%20shot%20every%2010%20years.
  4. Heikkinen T., Järvinen A. The common cold // The Lancet. — 2003. — Т. 361. — №. 9351. — С. 51–59.
  5. Особенности клинических проявлений и лечения заболевания, вызванного новой коронавирусной инфекцией (COVID-19) у детей. Методические рекомендации. Версия 2 03.07.2020.
  6. Macina D., Evans K.E. Bordetella pertussis in School-age children, adolescents, and adults: a systematic review of epidemiology, burden, and mortality in the Middle East // Infectious Diseases and Therapy. — 2021. — Т. 10. — №. 2. — С. 719–738.
  7. Butler C., Francis N., Dinant G. J. Whooping cough in general practice // BMJ. — 2006. — Т. 333. — №. 7560. — С. 159–160.
  8. Kurova N. et al. A cross-sectional study of Bordetella pertussis seroprevalence and estimated duration of vaccine protection against pertussis in St. Petersburg, Russia // Vaccine. — 2018. — № 36(52). — С. 7936–7942.
  9. Tami H. Skoff, Cynthia Kenyon, Noelle Cocoros, et al. Sources of Infant Pertussis Infection in the United States // Pediatrics Oct 2015, 136 (4) 635-641; DOI: 10.1542 / peds. 2015–1120.
  10. Коклюш у детей. Клинические рекомендации МЗ РФ 2019.
  11. Postexposure Antimicrobial Prophylaxis. CDC. Электронный источник. Режим доступа: https://www.cdc.gov/pertussis/pep.html (Дата обращения 28.06.23).
  12. Havers F. P. et al. Bordetella pertussis. — 2010.
  13. Lamberti Y. et al. Bordetella pertussis entry into respiratory epithelial cells and intracellular survival // Pathogens and disease. — 2013. — Т. 69. — №. 3. — С. 194–204.
  14. Rutledge R. K., Keen E. C. Whooping Cough in an Adult // New England Journal of Medicine. — 2012. — Т. 366. — №. 25. — С. e39.
  15. Heikkinen T., Järvinen A. The common cold // The Lancet. — 2003. — Т. 361. — №. 9351. — С. 51–59.
  16. Arruda E. et al. Localization of human rhinovirus replication in the upper respiratory tract by in situ hybridization // Journal of Infectious Diseases. — 1995. — Т. 171. — №. 5. — С. 1329–1333.
  17. Hendley J. O. Editorial comment: the host response, not the virus, causes the symptoms of the common cold // Clinical Infectious Diseases. — 1998. — Т. 26. — №. 4. — С. 847–848.
  18. Proud D. et al. Nasal provocation with bradykinin induces symptoms of rhinitis and a sore throat // Am Rev Respir Dis. — 1988. — Т. 137. — №. 3. — С. 613–616.
  19. Flerlage T. et al. Influenza virus and SARS-CoV-2: pathogenesis and host responses in the respiratory tract // Nature Reviews Microbiology. — 2021. — Т. 19. — №. 7. — С. 425–441.
  20. Luo J. et al. A comparison of etiology, pathogenesis, vaccinal and antiviral drug development between influenza and COVID-19 // International Journal of Molecular Sciences. — 2023. — Т. 24. — №. 7. — С. 6369.
  21. Taubenberger J. K., Morens D. M. The pathology of influenza virus infections // Annu. Rev. Pathol. Mech. Dis. — 2008. — Т. 3. — С. 499–522.
  22. Gu Y. et al. The mechanism behind influenza virus cytokine storm // Viruses. — 2021. — Т. 13. — №. 7. — С. 1362.
  23. Kuiken T., Taubenberger J. K. Pathology of human influenza revisited // Vaccine. — 2008. — Т. 26. — С. D59–D66.
  24. Flerlage T. et al. Influenza virus and SARS-CoV-2: pathogenesis and host responses in the respiratory tract // Nature Reviews Microbiology. — 2021. — Т. 19. — №. 7. — С. 425–441.
  25. Acosta R. A. H. et al. COVID-19 Pathogenesis and Clinical Manifestations // Infectious Disease Clinics. — 2022. — Т. 36. — №. 2. — С. 231–249.
  26. Временные методические рекомендации. Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Версия 17 (14.12.2022).
  27. Kogawa H., Morimoto T. Approach to Upper Respiratory Symptoms: Teaching Resources for Clinician‐educators // General medicine. — 2009. — Т. 10. — №. 1. — С. 7–15.
  28. Knapp J. K. et al. Evaluating the role of cough duration in the pertussis case definition among Michigan cases, 2000–2010 // Preventive Medicine Reports. — 2019. — Т. 16. — С. 100973.
  29. Manual for the Surveillance of Vaccine-Preventable Diseases. СDC resource. Режим доступа: https://www.cdc.gov/vaccines/pubs/surv-manual/chpt10-pertussis.html. Дата обращения: 27.06.2023
  30. Fiona P. Havers et al. Pertussis. https://www.cdc.gov/vaccines/pubs/pinkbook/pert.html
  31. Eccles R. Understanding the symptoms of the common cold and influenza // The Lancet infectious diseases. — 2005. — Т. 5. — №. 11. — С. 718–725.
  32. Silvennoinen H, Peltola V, Lehtinen P, et al. Clinical presentation of influenza in unselected children treated as outpatients. Pediatr Infect Dis J 2009; 28:372.
  33. Viner R. M. et al. Systematic review of reviews of symptoms and signs of COVID-19 in children and adolescents // Archives of disease in childhood. — 2021. — Т. 106. — №. 8. — С. 802–807.
  34. El-Radhi A. S. Fever in common infectious diseases // Clinical Manual of Fever in Children. — 2018. — С. 85–140.
  35. Zare-Zardini H. et al. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) in children: prevalence, diagnosis, clinical symptoms, and treatment // International journal of general medicine. — 2020. — С. 477–482.
  36. Cherry J. D. Pertussis: challenges today and for the future // PLoS pathogens. — 2013. — Т. 9. — №. 7. — С. e1003418.
  37. Hong J. Y. Update on pertussis and pertussis immunization // Korean journal of pediatrics. — 2010. — Т. 53. — №. 5. — С. 629.
  38. Moore A. et al. Clinically diagnosing pertussis-associated cough in adults and children: CHEST guideline and expert panel report // Chest. — 2019. — Т. 155. — №. 1. — С. 147–154.
  39. Monto A. S. The seasonality of rhinovirus infections and its implications for clinical recognition // Clinical therapeutics. — 2002. — Т. 24. — №. 12. — С. 1987–1997.
  40. Tamerius J. et al. Global influenza seasonality: reconciling patterns across temperate and tropical regions // Environmental health perspectives. — 2011. — Т. 119. — №. 4. — С. 439–445.
  41. Nichols G. L. et al. Coronavirus seasonality, respiratory infections and weather // BMC Infectious Diseases. — 2021. — Т. 21. — №. 1. — С. 1–15.
  42. Hitz D. A., Tewald F., Eggers M. Seasonal Bordetella pertussis pattern in the period from 2008 to 2018 in Germany // BMC Infectious Diseases. — 2020. — Т. 20. — №. 1. — С. 1–6.
  43. De Serres G. et al. Morbidity of pertussis in adolescents and adults // The Journal of infectious diseases. — 2000. — Т. 182. — №. 1. — С. 174–179.
  44. Идеальный календарь прививок, разработанный Союзом педиатров России. Электронный ресурс: https://www.pediatr-russia.ru/information/vaktsinatsiya/kalendar-vaktsinatsii/ (Дата обращения: 26.05.2023).
  45. Pertussis: Summary of Vaccine Recommendations. CDC resource. Режим доступа: https://www.cdc.gov/vaccines/vpd/pertussis/recs-summary.html#:~:text=Any%20adult%2019%20years%20of,Tdap%20shot%20every%2010%20years (Дата обращения: 27.06.2023).
  46. Monto A. S. The seasonality of rhinovirus infections and its implications for clinical recognition // Clinical therapeutics. — 2002. — Т. 24. — №. 12. — С. 1987–1997.
  47. СанПиН 3.3686-21 «Санитарно-эпидемиологические требования по профилактике инфекционных болезней» XXXVII. Профилактика коклюша.
  48. Вакцины и иммунопрофилактика в современном мире: руководство для врачей / под ред. Л.С. Намазовой-Барановой, Н.И. Брико, И.В. Фельдблюм. — Москва: ПедиатрЪ, 2021. — 646 с.
  49. Вакцинация в период пандемии СOVID-19. Драпкина О.М., Авдеев С.Н., Брико Н.И. [и др.]. Методические рекомендации. М.: РОПНИЗ, ООО «Силицея-Полиграф». 2022, 96 с.

Похожие материалы

Новости

ВОЗ опубликовала рекомендуемый состав вакцин против вируса гриппа для использования в сезоне 2023–2024 гг. в Северном полушарии

Май 2023
603

Вас может заинтересовать

Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации