5 способов сделать педиатрический прием еще теплее — Docsfera.ru
SANOFI

5 способов сделать педиатрический прием еще теплее

Митяшина Мария Владимировна

Делать детей счастливыми и защищать их здоровье невозможно без педиатров. Они спасают в экстренной ситуации, первыми замечают проблемы в состоянии здоровья ребенка и помогают с ними справиться. Поэтому день педиатра во многих странах совпадает с Всемирным днем ребенка.

Знаем, что здесь собрались профессионалы, которые умеют и любят помогать детям, и вспоминаем о способах сделать работу детского врача еще прекраснее.

Снять стресс

Поход к врачу — стресс для ребенка и родителей. Дети до пяти лет часто боятся идти к доктору, а из-за того, что ребенок плачет, маме и папе бывает сложно сосредоточиться на словах специалиста.

Найти подход к маленькому пациенту, помочь родителям расслабиться, понятно рассказать семье о том, что происходит со здоровьем ребенка, и при этом уложиться во время приема — искусство. Им владеют педиатры, которых с благодарностью вспоминают всю жизнь. Такая работа требует знаний психологии детей разного возраста и способности творчески подходить к проведению приема, чтобы для маленького пациента осмотр был веселым и увлекательным, а не страшным. Поэтому педиатр — мастер коммуникации, немного детский психолог и творческая личность.

Построить дом

Умение общаться — навык, который помогает врачу любой клинической специальности, улучшает результат лечения1 и удовлетворенность пациентов. Контакт с ребенком и его родителями укрепляет доверие и помогает более открыто делиться с педиатром симптомами и причиной визита к врачу. Отношение врача влияет на доверие, запоминание рекомендаций и приверженность лечению.

Эффективное общение педиатра с семьей включает1 несколько составляющих:

Построение партнерства — предоставление возможности высказать свои опасения, точку зрения и предложения по диагностике и лечению. В США удачной моделью оказания медицинской помощи детям считается так называемый медицинский дом2.

Медицинский дом — это подход к оказанию комплексной и качественной медицинской помощи, который кроме наблюдения и лечения ребенка обязательно включает в себя3:

  • ориентацию на семью — гарантируется, что все медицинские решения принимаются в истинном партнерстве с семьей;
  • сотрудничество с семьей при планировании лечения;
  • признание культурных ценностей семьи — культура, язык, верования и традиции ребенка и его близких признаются, ценятся и уважаются.

Неравнодушные детские доктора «строят» такой «дом» в работе с семьей маленьких пациентов.

«Моя педиатр была забавная, рассказывала, что занимается йогой в свои 60 лет, — рассказывает иммунолог Анна Мурылева, — никогда не делала из болезни огромную проблему, постоянно говорила „да вылечим, не переживай“. Мы однажды очень долго лечили мое воспаление легких, потому что антибиотики не помогали. Она тогда часто звонила маме и интересовалась моим самочувствием. Несколько раз заходила послушать, даже без вызова врача. Очень ей за это была благодарна, чувствовалось, что ей не все равно».

Аффективное поведение — проявление интереса и внимания к тревогам и проблемам родителей и ребенка. Для этого необходимы терпение и эмпатия, отношение к мнению родителей с уважением и вниманием. Нужно проявить сочувствие не только на словах — выражение сочувствия и забота отражаются в жестах, позе и взгляде.

Это повышает комплаенс и доверие к действиям специалиста1. Но если родители чувствуют, что к ним не относятся с уважением, или у них есть неразрешенные страхи, они могут остаться недовольны1 объемом предоставленной информации.

Информирование — донесение медицинской информации родителям и ребенку. При этом мало рассказать, что за болезнь развивается у маленького пациента, — важно объяснить это понятно для семьи и ребенка.

Частая причина конфликтов в медицине — в ошибках коммуникации. Например, от 35 до 70%4 судебно-медицинских исков в США — результат неудачного или неполного предоставления информации, непонимания точки зрения пациента и его семьи, неспособности выяснить и включить ценности пациента в план лечения.

«Моя медицинская практика и опыт общения, — продолжает Яна Капустина. — позволили мне выработать некоторую тактику с родителями детей. Я:

  • сохраняю обнадеживающую отстраненность — если родитель доверяет, ребенок примет доверие родителя;
  • создаю атмосферу сотрудничества;
  • не спорю — выслушиваю родителя и ребенка.

Этот способ позволяет наладить контакт, доверие и комплаенс в работе. Важно выслушать и понять, показать выход из ситуации. Родителям нужно осознать, что они в безопасности и не одни наедине с проблемой».

К сожалению, общению врачи учатся в основном путем проб и ошибок, и не только в России. Опрос в США показывает, что преподавателям медицинских вузов самим может требоваться обучение5 навыкам общения. В результате врач учится в процессе работы при наблюдении за методами общения старших коллег.

«Когда работала в поликлинике, было много проблем, — рассказывает Яна Капустина, — самым распространенным поводом для возмущения был мой внешний вид. Я выгляжу моложе своих лет — „начинающая женщина-врач“, которой еще только предстоит учиться. Пациенты часто указывали на это: „К нам пришла девочка, а где нормальный врач?“

Бывало и такое, что меня оскорбляли, закрывали в квартире и не выпускали или снимали на камеру. Самое неприятное воспоминание — семьи наркоманов и алкоголиков. Приходишь на вызов, а двери открыты, люди спят там, где упали. В этих случаях приходилось пытаться найти ребенка без лишнего шума, чтобы проверить, жив ли он. Действительно неприятная ситуация! И для ребенка — особенно для него, и для меня. Думаю, я прошла свою школу. Люблю детей и свою профессию. И научилась находить выход из любой ситуации».

Стать психологом

Способ общения зависит от возраста и эмоционального состояния пациента. Чтобы найти подход к ребенку на приеме, нужно понять, чего именно он боится.

Тревога разлуки. Дети в возрасте шести месяцев — трех лет6 боятся посторонних людей6, пребывания в незнакомой обстановке и беспокоятся даже при недолгой разлуке с родителями7. Например, если на прием с ребенком приходит бабушка, то малыш испытает двойной стресс — от расставания с мамой и контакта с незнакомым человеком, то есть врачом.

Во время осмотра или манипуляций можно попросить родителя постоять рядом с ребенком, держать его за руку8 или на руках, если это не мешает осмотру. Так пациент чувствует присутствие близкого и ведет себя спокойней.

Боль. Ребенок может быть сильно напуган, если до этого ему уже проводили неприятные манипуляции. Иногда ситуацию могут ухудшить угрозы родителей уколами и походом к доктору при плохом поведении.

С ребенком важно поговорить. Важно признать, что укол — это больно8, но только на несколько секунд. Если сказать, что больно не будет, ребенок перестанет доверять и в следующий раз договориться будет еще сложней. Процедуру можно сначала провести на игрушке, которую малыш взял с собой, или на родителе, чтобы ребенок убедился в безопасности действий врача. Во время манипуляций можно попросить маму или папу отвлечь внимание малыша игрой или разговором.

Неизвестность. Дети могут бояться, если не знают9, зачем нужен осмотр доктора и что будет происходить во время приема. Их могут встревожить непонятные термины в разговоре врача и родителей. Поэтому перед началом осмотра важно объяснить, зачем нужен осмотр врача и что именно доктор собирается сделать. Например, осмотреть уши, рот и горло, послушать, как он дышит, и убедиться, что здоров, или проверить, правильно ли работает его сердце. Лучше проговорить детали, потому что малыш не знает, что такое «осмотр».

«Мы не просто педиатры, мы еще психологи, — говорит Яна Капустина, детский гастроэнтеролог. — Общению с маленькими пациентами нас не учат. Все восемь лет обучения мы узнаём анатомию, физиологию, патогенез и другие важные темы для работы. Но как решать конфликты с пациентами, как расположить к себе, разговаривать, осмотреть ребенка — всему учишься сам методом проб и ошибок.

Детям тоже важно почувствовать себя в безопасности. Многие боятся обследований и поликлиник, и нет времени их убеждать. А когда все нервничают — это провал. Нужно убедить, собрать анамнез, осмотреть, написать, объяснить. И всё за 15 минут! Но и здесь можно решить проблему — я стараюсь успокоить ребенка. Начинаю общаться с мамой, показываю, что родитель доверяет мне, и позже вовлекаю в игру малыша. Конечно, есть дети, с которыми все методы безуспешны. Тогда — только быстрый и качественный осмотр».

Разобраться с эмоциями

Работа детского врача может быть эмоционально тяжелой. Педиатры общаются с детьми, у которых могут быть хронические неизлечимые заболевания или другие проблемы. Видеть, как дети болеют, испытывают серьезный дискомфорт и умирают — это сильный стресс для врача. К тому же приходится взаимодействовать с напряженными и часто утомленными родителями. Когда доктор не выдерживает эмоциональное напряжение на работе, может появиться циничное10 отношение к коллегам и пациентам, чувство неудовлетворенности работой и достижениями. Около трети педиатров сталкиваются с эмоциональным выгоранием11.

Забота о себе и стремление к здоровому балансу11 между работой и личной жизнью могут помочь уменьшить стресс, связанный с работой. Но справиться с ним бывает тяжело.

«Если рассуждать относительно моей специализации, — рассказывает детский анестезиолог Юлия Манохина, — то самое сложное — заручиться доверием детей. Особенно сложно бывает с подростками, у которых их замкнутость и страхи часто связаны с проблемами дома и в школе. А малышам приходится заменить маму на время нахождения в отделении реанимации или операционной».

Получать удовольствие

Работа педиатра — удовольствие для тех, кто любит детей. Общение с ними приносит положительные эмоции. Маленькие дети говорят смешные вещи, за ними интересно и весело наблюдать.

А работа с подростками — хороший способ узнать что-то новое, они могут рассказать о популярных тенденциях в музыке или о гаджетах. Также приятно поддерживать подростков в развитии их ценностей, помогать им разобраться в проблемах сексуального здоровья и отношений в их возрасте, когда они склонны игнорировать родительское влияние. Педиатр помогает детям расти здоровыми, становиться самостоятельными взрослыми, и это приносит удовлетворение.

«У меня в 13–14 лет начал сильно и часто болеть живот, — вспоминает биоинформатик Максим Клеверов, — так я оказался в гастроэнтерологическом отделении. Там была молодая врач, которая казалась всячески умнее более старших коллег, с которыми приходилось иметь дело раньше. Мне понравилось, потому что она:

  • Проявляла участие ко мне и приходила каждый день, проводила осмотры и опрашивала. То есть создавалось впечатление, что ей не все равно.
  • Много и подробно рассказывала, почему болит и как это лечить. До этого врачи не особо общались с детьми и рассказывали всё только маме, причем без подробностей и сильно упрощая. А тут впервые сложилось ощущение, что лечили правда меня, а не „придуманные мамой болячки“. Как подростку, мне было важно, что она воспринимала меня как взрослого.
  • Всячески поддерживала после всяких ФГДС, клизм и прочих процедур и рассказывала, зачем это нужно.
  • Была сторонницей доказательной медицины, как я понял потом, потому что в назначениях не было супердорогих витаминов без доказанной эффективности.
  • Помогла достать какие-то дорогие лекарства.

А главное, что она объяснила, почему так болело и что делать, когда вдруг опять станет плохо. С удовольствием ее вспоминаю иногда».

Поздравляем с днем педиатра!

Невозможно словами выразить благодарность за ваш труд — спасение детских жизней, бесконечное терпение, талантливый подход к каждому ребенку. За километры лестничных пролетов, пройденных на вызовах, ночные дежурства и тысячи принятых неотложно, без талона, детей. За ваше сочувствие и терпение по отношению к беспокойным родителям. Лекарства могут помочь вылечиться, но поддержка хорошего врача дает силы бороться с болезнью.

Спасибо, что взяли на себя ответственность лечить и спасать больных детей и посвятили себя этой профессии. Поздравляем с днем педиатра!

Источники

  1. Общение с детьми и семьями: от повседневного общения до умения передавать тревожную информацию. Марсия Леветаун, доктор медицины; Комитет по биоэтике. Педиатрия (2008) 121 (5): e1441–e1460. https://doi.org/10.1542/peds.2008-0565
  2. Совместные принципы медицинского дома, ориентированного на пациента, март 2007 г. Американская академия семейных врачей (AAFP), Американская академия педиатрии (ААП), Американский колледж врачей (ACP), Американская остеопатическая ассоциация (AOA) https://www.acponline.org/system/files/documents/running_practice/delivery_and_payment_models/pcmh/demonstrations/jointprinc_05_17.pdf
  3. Что такое медицинский дом? Американская академия педиатрии. Последнее обновление 23.05.2022. https://www.aap.org/en/practice-management/medical-home/medical-home-overview/what-is-medical-home/
  4. Общение с детьми и семьями: от повседневного общения до умения передавать тревожную информацию. Марсия Леветаун, доктор медицины; Комитет по биоэтике. Педиатрия (2008) 121 (5): e1441–e1460. https://doi.org/10.1542/peds.2008-0565
  5. Салливан А.М., Лакома М.Д., Блок С.Д. Состояние медицинского образования в области ухода за умирающими: национальный доклад. JG Интерн Мед. 2003 Сентябрь; 18 (9): 685-95. doi: 10.1046/j.1525-1497.2003.21215.x. PMID: 12950476; PMCID: PMC1494921. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1494921/
  6. Тревога разлуки. Сайт Национальной службы здравоохранения Великобритании. Последняя проверка страницы: 24 августа 2022 г. https://www.nhs.uk/conditions/baby/babys-development/behaviour/separation-anxiety
  7. Томасон Э., Ох В., Воллинг Б.Л., Гонсалес Р., Ю Т. В.И. Траектории развития тревоги и депрессии детей. Monogr Soc Res Child Dev. 2017 сен;82(3):82-92. doi: 10.1111/mono.12312. PMID: 28766774; PMCID: PMC5596887.Доступно по адресу: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5596887/
  8. Как подготовить ребенка к лабораторному тесту. МедлайнПлюс [Интернет]. Национальная медицинская библиотека США. Последнее обновление: 25 февраля 2021 г. https://medlineplus.gov/lab-tests/how-to-prepare-your-child-for-a-lab-test/
  9. Минимизация беспокойства и травм, вызванных педиатрическим здравоохранением. Джули Л Леруик. Мировой Журнал Клинической педиатрии. 2016 8 мая; 5(2): 143–150. Опубликовано в сети 8 мая 2016 г. doi: 10.5409/wjcp.v5.i2.143 PMCID: PMC4857227. PMID: 27170924. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4857227/
  10. Аль-Юби Р.А., Ян М.М. Синдром выгорания в педиатрической практике. Медицинский журнал Омана. 2013 Jul; 28 (4): 252-4. doi: 10.5001/omj.2013.71. PMID: 23904917; PMCID: PMC3725238.https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3725238/
  11. Выгорание и интервенции в педиатрической ординатуре: обзор литературы. Тара Ф. МакКинли, Кимберли А. Боланд, Джон Д. Махан. Исследования выгорания. Том 6, сентябрь 2017, страницы 9-17. https://doi.org/10.1016/j.burn.2017.02.003

Похожие материалы

Исcледования

Опухоли и мультисистемный синдром: сложные случаи в практике педиатров

Ноябрь 2021
3705

Вас может заинтересовать

Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации