Без права на ошибку? Как врачу справиться с грузом ответственности и чувством вины за свой промах — Docsfera.ru
SANOFI

Без права на ошибку? Как врачу справиться с грузом ответственности и чувством вины за свой промах

Алёна Королева

журналист

Не ошибается тот, кто ничего не делает. Когда не делаешь ошибок, перестаешь совершенствоваться. Эти утешительные фразы, кажется, относятся ко всем людям, кроме медиков.

Цена ошибки в медицине велика, и врач как будто превращается в сверхчеловека, который не имеет права на осечку. Ошибся — промолчал — получай тревожность, депрессию и... новые ошибки: замкнутый круг. Некоторые системы здравоохранения, чтобы выйти из него, переориентируются, поощряя врачей и клиники к открытости. Пока в России — другой дискурс. Как же быть с ошибками, страхом и чувством вины?

Немного статистики

«После третьего курса я устроилась работать медсестрой. Мне нужно было поставить капельницу одному пожилому раковому больному — казалось, дотронешься до него, и он рассыплется. Я ни разу не колола в вену: ни на тренажере, ни на крепком человеке. А мне просто сказали: “Иди и делай. Все мы так начинали”. После моих попыток у пациента были огромные гематомы на обеих руках, и возможности поставить капельницу просто не осталось. Меня отругали, сказали: “Что же ты такая безрукая. Уйди”. С тех пор я ни разу не колола в вену. Я врач с восьмилетним стажем, и это стыдно». Довольно типичная история, рассказанная педиатром анонимно социальному медиа «Такие дела»1.

Ошибки бывают, конечно, гораздо серьезней. А анонимность, молчание не спасает от внутренних переживаний, скорее наоборот.

В 2005 году одно из исследований2 в США показало, что 68% врачей, совершивших профессиональную ошибку, испытывают угрызения совести, 55% — фрустрацию.

Непреднамеренная врачебная ошибка в США занимает третье место среди ведущих причин смертности3. Одна из самых распространенных ошибок — отсроченный или неверный диагноз. А наиболее серьезные последствия врачебных ошибок чаще встречаются в неотложной медицинской помощи, в ОРИТ и в операционных3.

Один из защитных механизмов от таких историй — так называемая оборонительная медицина. Она особенно распространена в США4. В ходе исследования, описанного в статье Пола Маннера Practicing defensive medicine — Not good for patients or physicians, 79% опрошенных американских врачей сказали, что заказывают больше исследований, чем это необходимо для установления диагноза и подбора терапии. А 91% опрошенных заметили других врачей в подобных действиях. Особенно актуальна эта проблема в областях, где риски высоки.


По данным Минздрава5, в России врачебные ошибки приводят к более чем 70 тысячам случаев осложнений каждый год. Что чувствуют российские коллеги?


В 2020 году психологи Елена Синбухова и Анатолий Занковский провели небольшое исследование уровня тревожности среди медиков6. В анонимном опросе приняли участие 15 врачей анестезиологов-реаниматологов, в чьей практике была ошибка. Выяснилось, что все участники исследования имели высокий уровень ситуативной (связанной с внешними факторами) и личностной тревожности.

Ученые отмечают, что медицинские ошибки связаны с последующими депрессивными симптомами у медперсонала. Состояние тревоги столь же распространено, как и депрессия, хотя часто остается незамеченным и недооценивается врачами. Даже студенты-медики испытывают тревогу. Ее уровень и распространенность у медиков существенно выше, чем в популяции в целом5.

«Любые навязчивые мысли мешают работе»

Культивируемое убеждение «врач не имеет права ошибиться» может иметь печальные последствия. «Оно может стать навязчивой мыслью, которая мешает практиковать, — считает психолог Александра Воробьева. — Любые навязчивые мысли мешают человеку фиксировать внимание на важном, на настоящем моменте. Тревога серьезно сказывается на практике».

Иррациональный страх ошибиться можно побороть — делать то, что в ваших силах: заботиться о своих потребностях и состоянии, учиться.

«Чтобы предотвратить ошибки, врачу нужно научиться искренне полагаться на свои знания и опыт, — утверждает психолог. — Не просто убеждать себя, а действовать: вовремя повышать квалификацию, участвовать в научных мероприятиях, обмениваться опытом с коллегами. И обращать внимание на запросы своей психики. Врачи, как и все люди из области "помогающих профессий", должны заботиться о себе — о своём физическом и ментальном здоровье».

Александра Воробьева обращает внимание: грубая врачебная ошибка, которая повлекла за собой серьезный вред здоровью и даже смерть пациента, редко происходит ни с того ни с сего. Это целая череда ошибочных действий, чаще всего не одного человека, а целой системы.


«Любая долгоиграющая система устроена таким образом, что, чтобы совершить действительно крупную ошибку, нужно пройти через череду ошибочных действий».


«С точки зрения личностно ориентированного подхода, жизнь — это череда выборов человека: никто за один день не оказывается в глубокой зависимости, без средств к существованию, в депрессии, — объясняет психолог. — Это процесс, множество шагов, сделанных по тем или иным причинам, которые включают в себя большой процент авторства и выбора шагающего. Если, предположим, в какую-то клинику пришел неопытный врач и стал делать сначала незначительные ошибки, почему другие специалисты этого не заметили?».

Рассказать или скрыть?

Согласно данным исследования Синбуховой и Занковского6, ни один из респондентов никому не сказал о своей ошибке. Однако 66,7% опрошенных отметили, что сейчас, по прошествии времени, хотели бы рассказать о ней своим коллегам. 33,3% готовы сообщить эту информацию семье пациента.

С прежней работы из-за своей ошибки уволилась половина респондентов. Столько же отметили, что боятся совершить новую ошибку. Чаще стали назначать дополнительные тесты 53,3% респондентов.

Часть участников исследования отметила, что не рассказали о своей ошибке ранее, но хотели бы рассказать сейчас:

  • своему коллеге, присутствовавшему в той ситуации (66,7%);
  • семье пациента (33,3%).

В США другая картина. В исследовании, проведенном в 2005 году, 40 из 43 врачей признали, что ошибались. 83% из них обсудили такой случай с кем-то, 71% рассказали о случившемся лечащему врачу пациента, 28% сообщили пациенту либо его родственникам2.

В аналогичном исследовании 2016 года 80% респондентов рассказали, что раскрыли врачебную ошибку кому-то из своего окружения. Старшему врачу рассказали о своей ошибке 57%, 11% не утаили правды от семьи пациента. Никому не рассказали о своей ошибке 21% участников исследования.

Как меняется отношение к врачебным ошибкам в мире

Дэниэл Тигард в статье Taking the blame: appropriate responses to medical error3 пишет о том, что современное здравоохранение должно перенести фокус внимания с обвинений врачей на безопасность лечения. Так, считает автор, можно уменьшить количество врачебных ошибок. Он предполагает, что эмоции, которые испытывает врач в современной системе здравоохранения — чувство вины, страх, тревога — мешают ему быть эффективным и приводят только к новым ошибкам.

Изменить восприятие врачебных ошибок призывают, например, авторы исследования в американской клинике Мейо8.


Руководство клиники сознательно предало огласке статистику своих грубых ошибок: за 5 лет хирурги учреждения провели около 1,5 млн инвазивных процедур, в 69 случаях совершили недопустимые ошибки. Например, хирурги провели операцию не на той стороне тела или в неправильной области 22 раза, 18 раз за 5 лет забыли в полости тела инородный предмет.


К счастью, ни одна ошибка не привела к смерти пациента.

Открытость — только одна из стратегий в целой системе взаимодействия медицинского сообщества с широкой общественностью. Если завтра российские больницы просто обнародуют список своих ошибок, ничего, кроме скандала и агрессии в сторону врачей, не получат. Но это направление, в котором идет здравоохранение многих стран, и, возможно, и наше будущее.

Если сообщать, то как?

Интенсивные переживания могут быть связаны с тем, что специалист не знает, как лучше сообщить пациенту или его родственникам об ошибке. Здесь можно руководствоваться специальными протоколами, например, CONES9. В российских реалиях, возможно, не все советы подойдут, но что-то может пригодиться.

Например:

C — context. Контекст сообщения. Предлагается подготовиться к разговору, вести беседу в спокойном месте, где вас не будут отвлекать. Сесть поближе к пациенту, убрать барьеры между вами, не отгораживаться столом, например, смотреть человеку в глаза, постараться говорить спокойно, прихватить бумажные салфетки.

O — Opening shot. Вступительная фраза, «заход» на разговор. Например: «Нам нужно обсудить с вами ваше состояние», «Это тяжело, но я должен сообщить вам нечто важное», «Только что обнаружилось, что…»

N — Narrative approach. Собственно, рассказ о том, что случилось. Объясните, что произошло, в хронологическом порядке. Например: «Как вы знаете, вашу маму госпитализировали в понедельник. Мы назначили ей… Но без особого эффекта. Прошлой ночью мы… и выяснилось, что… Другими словами, ваша мама получила слишком высокую дозу химиотерапии». Не сваливайте вину ни на кого, избегайте самооправдания. Подчеркните, что вы делаете все, чтобы разобраться, как такая ошибка стала возможна. Извинитесь. Например: «Мне очень жаль, что так случилось».

E — Emotions. Эмоции: как с ними справиться? Проявите сочувствие. Если эмоции пациента/родственников очень сильные, используйте протокол E-V-E. Вы можете сказать: «Такое случается крайне редко, но случается, и мне жаль, что это произошло с вами», «Я знаю, это ужасно», «Я знаю, как вы расстроены, и я тоже чувствую себя ужасно». Не позволяйте вытянуть из вас обещания, которые вы исполнить не сможете. Не надо убеждать человека, что все будет в порядке (если это не так) и никакого вреда ошибка не нанесла.

S — Strategy and Summary. Резюме разговора и дальнейшая стратегия. Подытожьте разговор, наметьте план действий. Убедите пациента/его родственников, что они для вас сейчас на первом месте. Например: «Я лечащий доктор вашей мамы, и я должен разобраться, как такое могло произойти», «Я буду открыт к общению и откровенен с вами, когда на руках у меня будут все факты», «Вот как я предлагаю действовать дальше...», «Я гарантирую, мы сделаем все, что в наших силах», «Давайте я позвоню вам сам, когда получу больше сведений». Если вы не знаете, что ответить на вопросы пациента, так и скажите. И постарайтесь найти ответ.

Резюме

Возможно, изменение отношения в медицинском сообществе и обществе в целом к врачебным ошибкам и коммуникации с пациентом — вопрос будущего. Пока же понятия «халатность» и «врачебная ошибка» в России не разграничены (хотя такая законодательная инициатива есть), а врачей судят по статьям Уголовного кодекса, остается только развивать свой профессионализм, заботиться о себе и быть внимательными к своему психологическому состоянию, углублять знания о коммуникации с пациентами.

Источники

  1. Саркисян Д. Для начала нужно признать, что все врачи ошибаются. [электронный ресурс] Режим доступа: https://takiedela.ru/2015/07/malpractice/ Дата обращения: 07.11.2021
  2. Hobgood C. The influence of the causes and contexts of medical errors on emergency medicine residents’ responses to their errors: an exploration / C. Hobgood et al. // Academic Medicine. 2005
  3. Tigard D. W. (2018). Taking the blame: appropriate responses to medical error. Journal of Medical Ethics, medethics–2017–104687. doi:10.1136/medethics-2017-104687 [электронный ресурс] Режим доступа: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/30413557/ Дата обращения: 07.11.2021
  4. Manner P. A., MD Practicing defensive medicine — Not good for patients or physicians. [электронный ресурс] Режим доступа: https://www.aaos.org/AAOSNow/2007/JanFeb/Clinical/Clinical2/?ssopc=1 Дата обращения: 07.11.2021
  5. Глава Минздрава: Из-за ошибок врачей осложнения возникают у 70 тысяч человек в год. Российская газета. 08.02.2020. [электронный ресурс] Режим доступа: https://rg.ru/2020/02/08/glava-minzdrava-iz-za-oshibok-vrachej-gibnet-70-tysiach-chelovek-v-god.html Дата обращения: 07.11.2021
  6. Синбухова Е. В., Занковский А. Н. Психологические аспекты врачебных ошибок. DOI 10.25688/2223-6872.2020.35.3.4 [электронный ресурс] Режим доступа: https://www.researchgate.net/profile/Elena-Sinbukhova/publication/346421384_PSYCHOLOGICAL_ASPECTS_OF_MEDICAL_ERRORS/links/5fc0eb8c92851c933f662f9e/PSYCHOLOGICAL-ASPECTS-OF-MEDICAL-ERRORS.pdf Дата обращения: 07.11.2021
  7. Bari A., Khan R. A., Rathore A. W. Medical errors; causes, consequences, emotional response and resulting behavioral change // Pakistan Journal of Medical Sciences Onlone. 2016. No 32 (3). Р. 523–528. DOI: http://dx.doi.org/10.12669/pjms.323.9701 Дата обращения: 07.11.2021
  8. Mayo Clinic. How does human behavior lead to surgical errors? Researchers count the ways, 2015. [электронный ресурс] Режим доступа: https://www.sciencedaily.com/releases/2015/06/150601122313.htm Дата обращения: 07.11.2021
  9. Baile W. F. The Complete Guide to Communication Skills in Clinical Practice. The University of Texas MD Anderson Cancer Center 2014. [электронный ресурс] Режим доступа: https://www.mdanderson.org/documents/education-training/icare/pocketguide-texttabscombined-oct2014final.pdf Дата обращения: 07.11.2021

Вас может заинтересовать

Похожие материалы

Статья 21.02.2022

Искусство лечить: личный опыт против доказательной медицины?

751
Статья 11.02.2022

«Я очень благодарен тому периоду, когда уходил из медицины». Истории врачей, вернувшихся в профессию

1852
Статья 04.02.2022

Как сообщать пациенту плохие новости?

7105
Статья 22.03.2022

Стрессовые ситуации в работе молодого врача: как справиться

825
Статья 25.03.2022

Усталость от сопереживания. Что это и чем отличается от эмоционального выгорания?

493
Статья 21.03.2022

Факторы клинической инерции, или Почему гору трудно сдвинуть

523
Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации