Опыт прошлых эпидемий в контексте здоровья медицинских работников — Docsfera.ru
SANOFI
Статья 09.02.2022

Опыт прошлых эпидемий в контексте здоровья медработников

Зульфия Сукмарова

к.м.н., врач-кардиолог, сомнолог, функциональный диагност

Медицинские работники берут на себя основной удар эпидемий, в какой бы специальности они ни практиковали. Оглядываясь вокруг, мы видим постаревших за два года коллег, ощущаем вину за случаи, когда приносили вирус родственникам, а многие из нас, перенеся инфекцию, впервые почувствовали, где находится сердце.

Предыдущие эпидемии коронавирусов SARS-CoV-1 и MERS, где средняя летальность составляла около 10%[1–3], унесли жизни сотен врачей и медсестер. Если опираться на данные коллег из Китая, стран Юго-Восточной Азии и Канады, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Республики Корея, то медработники составили около 13,7% от общего числа пострадавших[4].

Сегодня не будет преувеличением сказать, что наша профессиональная группа первой переболела COVID-19 в 100%-ном составе, потеряла больше всех людей, а теперь накапливает осложнения повторных заражений, информация о чем пока даже не собирается.

В публикациях 2020 года ученых из Китая, Италии и Франции и систематическом обзоре 13 исследований говорится о том, что среди медицинских работников, лечивших пациентов с COVID-19, отмечаются высокие показатели депрессии (до 50%), тревожности (до 45%), бессонницы (до 34%) и дистресс-синдрома (до 72%)[5,6]. Эти результаты схожи с данными по SARs-COV-1 и MERS, где в течение от 3 до 20 месяцев после инфекции описывается большая распространенность повышенной утомляемости, одышки, слабости, усталости, а также снижение максимального потребления кислорода[7,8].

Объединенных данных о серьезных стойких последствиях COVID-19 среди медработников нет, однако, учитывая уроки прошлых эпидемий, когда 17% пациентов, переболевших SARS-CoV-1, не смогли вернуться к работе, а 9% были вынуждены сменить область деятельности[8], вероятно, через несколько лет перед многими из нас встанет вопрос о смене профессии.

Сбережение здоровья медработников 一 важнейшая тема, которая красной нитью проходит в европейских и североамериканских рекомендациях, но в нашем сообществе обсуждается недостаточно. Мы продолжаем проводить функцию внешнего дыхания пациентам, когда можно обойтись без нее, санировать бронхи в общей реанимационной палате, интубировать ковидного пациента под контролем бронхоскопа с участием четырех человек и принимаем пациентов в поликлиниках без полного комплекта СИЗ.

О высокой контагиозности вируса свидетельствует то, что только пятая часть случаев COVID-19 протекает с симптомами ОРВИ. Сегодня наблюдается все больше вариантов малосимптомного или атипичного течения, особенно у однажды переболевших или привитых. Легкое першение в горле пару дней, температура 37 градусов или боль в спине 一 по опыту, самые частые симптомы заболевания у тех, кто заразился, несмотря на наличие антител. И, конечно, отрицательный ПЦР-тест, который не даст «сесть» на больничный, получить выплату или перевести подозрительного пациента. Такие больные заполняют прием ЛОР-врача под маской отита и ларингита, невролога 一 с болевым синдромом и бессоницей, кардиолога 一 с сердцебиением и кардиалгиями, проходят курсы массажа и «капельниц для головы».

А доктор за два года уже перенес манифестный COVID-19, неоднократно пережил субклинические формы, устал тревожиться и предохраняться, что, в целом, привело к снижению критики.

Безответственность пациентов, чаще всего, подозревающих, что они больны, но все равно идущих на общий прием в поликлинику, фаталистичное поведение многих врачей, уставших от масок, вызывают большую обеспокоенность относительно нашего братства в плане осложнений болезни.

Какими бы ни были отдаленные последствия COVID-19, уже сейчас понятно, что медперсонал будет главной пострадавшей группой. Если не сейчас, то уже скоро перед нами встанут вопросы: насколько осложнения коронавирусной инфекции отразятся на здоровье медиков в преклонном возрасте? Как отразится пандемия на детях врачей 一 а они чаще, чем их сверстники, подвергались воздействию вируса?

Мы открываем авторскую колонку о COVID-19, которая призвана служить коллегам призывом и напоминанием беречь себя. Не расслабляться в плане дезинфекции, несмотря на усталость. Замечать атипичные формы у пациентов, лечить даже незначительные проявления SARS-CoV-2 у себя и думать о будущем.

Источники

  1. Sørensen M. D., Sørensen B., Gonzalez-Dosal R. et al. Severe acute respiratory syndrome (SARS): development of diagnostics and antivirals. Ann N Y Acad Sci. 2006;1067(1):500-505. doi:10.1196/annals.1354.072
  2. Perlman S., Netland J. Coronaviruses post-SARS: update on replication and pathogenesis. Nature Rev Microbiol. 2009;7:439–450.
  3. World Health Organization Interim Surveillance Recommendations for Human Infection with Middle East Respiratory Syndrome Coronavirus. http://www.who.int/csr/disease/coronavirus_infections/InterimRevisedSurveillanceRecommendations_nCoVinfection_27Jun13.pdf?ua=1 Available at. Accessed May 13, 2014.
  4. World Health Organization. Geneva: World Health Organization; c2018. Middle East respiratory syndrome coronavirus (MERS-CoV). http://who.int/emergencies/mers-cov/en/
  5. Lai J., Ma S., Wang Y., Cai Z., Hu J., Wei N., Wu J., Du H., Chen T., Li R., Tan H., Kang L., Yao L., Huang M., Wang H., Wang G., Liu Z., Hu S. Factors Associated With Mental Health Outcomes Among Health Care Workers Exposed to Coronavirus Disease 2019. JAMA Netw Open. 2020 Mar 2;3(3):e203976. doi: 10.1001/jamanetworkopen.2020.3976.
  6. Pappa S., Ntella V., Giannakas T., Giannakoulis V. G., Papoutsi E., Katsaounou P. Prevalence of depression, anxiety, and insomnia among healthcare workers during the COVID-19 pandemic: A systematic review and meta-analysis. Brain Behav Immun. 2020 Aug;88:901-907. doi: 10.1016/j.bbi.2020.05.026.
  7. Madjid M., Safavi-Naeini P., Solomon S. D., Vardeny O. Potential effects of coronaviruses on the cardiovascular system: a review. JAMA Cardiol. 2020;5(7):831–840. doi: 10.1001/jamacardio.2020.1286
  8. Moldofsky H., Patcai J. Chronic widespread musculoskeletal pain, fatigue, depression and disordered sleep in chronic post-SARS syndrome; a case-controlled study. BMC Neurol. 2011;11:37. doi: 10.1186/1471-2377-11-37.
MAT-RU-2200252 – v.1.0. – 01/2022

Вас может заинтересовать

Похожие материалы

Статья 01.02.2022

«Есть здесь врач?». Как оказать первую помощь на улице и не нарушить закон

7502
Статья 11.02.2022

«Я очень благодарен тому периоду, когда уходил из медицины». Истории врачей, вернувшихся в профессию

1383
Статья 04.02.2022

Как сообщать пациенту плохие новости?

6542

Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации