Почему стресс средней интенсивности в работе врача опаснее острого? – Docsfera.ru
SANOFI

Почему стресс средней интенсивности в работе врача опаснее острого?

Юлия Посашко

журналист, редактор

Эмоциональное выгорание медицинских работников

«Не море топит, а лужа».

Ничего особенного не происходит. Каждый день похож на предыдущий. Пароль «Можно войти?» — 30-й раз за смену, люди приходят и уходят, симптоматика и жалобы плюс-минус одни и те же, хотя Мария Павловна сегодня обнаружила у себя новую болезнь, на этот раз точно неизлечимую. Начальник, как и положено, недоволен, коллеги сплетничают, пациенты грозятся жалобами в Роспотребнадзор — путаются в учреждениях, бедняги. Никто не тушит пожар, не сражается с морскими чудовищами, а самочувствие такое, словно уголь разгружал, и все раздражает.

Есть масса нюансов в работе медика, на которые психика реагирует как на вызов. Давайте поговорим о них и о том, как с ними жить.

Почему ситуация сдачи экзамена легче ежедневных мелких конфликтов?

Стресс — неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование1. Это определение ученого-физиолога Ганса Селье, около полувека работавшего над концепцией общего адаптационного синдрома и стресса. Селье считал, что стресс — это не всегда плохо, «хороший» стресс бывает даже необходим «для полноценного ощущения жизненного благополучия»2. Такое положительное напряжение ученый назвал эустрессом. Эустресс мобилизует наши возможности и в конечном счете делает сильнее. Рождение ребенка, успешная защита диссертации, свадьба — это типичные примеры «хороших проблем».

Сложности возникают тогда, когда требования ситуации превышают возможности организма с ними справиться: возникает «плохой» стресс, или дистресс.

Но и дистрессы бывают разными.

Скажем, если сдачу экзамена по вождению наши адаптационные механизмы выдерживают неплохо, то ежедневные конфликты на работе или низкая зарплата, которая не соответствует квалификации, способны со временем полностью истощить человека3.

Анна Ушакова, клинический психолог, ведущая тренинговых программ для медицинского персонала службы «Ясное утро», приводит такой образ: «Представьте: есть бочка с ледяной водой. Вам дают выбор: вылить на вас эту бочку сразу, целиком, или усадить в удобное кресло и, включив вашу любимую музыку, лить ее по капле — на голову, плечи, шею, — в течение нескольких часов или даже дней. Вот это и есть разница между острым сильным и хроническим стрессом среднего уровня. Как вы думаете, что для человека тяжелее?»

Стрессы высокой интенсивности хороши одним: они заметны, с ними нужно что-то делать. А вот ежедневные проблемы, конфликты и неудобства человек склонен игнорировать, и это прямой путь к профессиональному выгоранию.

Вернемся к медицинским работникам в кабинетах. Какие тут профессиональные стрессы?

От чего выгорают доктора?

В подкасте «Врачам тоже бывает плохо»4 эксперт по медицинской коммуникации и врачебному стрессу Анна Хасина приводит в пример данные интересного исследования, проведенного в Китае в январе 2020 года.

Изучался уровень эмоционального выгорания у врачей-онкологов, которые по необходимости пошли лечить в «красную зону», и у их коллег, оставшихся в своих онкологических отделениях. Кто выгорел быстрее, как думаете? Оказалось — те врачи, которые остались на своих рабочих местах.

«Дело не в интенсивности работы, она везде высокая, — подтверждает Татьяна Богданова, также психолог службы «Ясное утро», ведущая тренинги для медперсонала. — К нам в службу (на горячую линию проекта «Выгоранию.нет» — Прим. ред.) обращаются медики разных специальностей. Факторы профессионального выгорания медицинских работников одинаковы что в реанимации, что в поликлинике».

Что к ним относится?

1. Ответственность за жизнь/здоровье людей

Не стоит думать, что ее чувствует только нейрохирург или реаниматолог.

По результатам исследования факторов стресса среди практикующих врачей и студентов-медиков, повышенную ответственность за здоровье других людей ощущают 85% врачей и 94% студентов-медиков. Оценили свою ответственность как «среднюю» или «обычную» только 15% и 6% соответственно5.

Не стоит забывать, что человек, скажем, с онкологическим заболеванием, приходит со своими жалобами в первую очередь к терапевту.

2. Напряженность и большой объем работы

Вы знали, что в копилку выгорания свой вклад вносят такие мелочи, как незавершенные рабочие дела? Мысли о работе 一 переживание конфликта с начальством, какой-то несправедливости или тяжелого разговора с неизлечимо больным пациентом 一 во время, предназначенное для отдыха, тоже приводят к хронической усталости6. Ученые связывают это с тем, что нервная система не отдыхает, восстанавливается хуже, в результате копится усталость и может наступить нервное истощение.

Не стоит забывать об усталости физической: интересно, что почти половина (42%) врачей, которые участвовали в уже упомянутом исследовании, отнесли к факторам стресса высокие физические нагрузки в поликлинике или в больнице5.

3. Сжатое время на прием пациента

Это избитая тема, но ее нельзя не учесть. За официальные 15 минут приема надо: а) установить контакт с пациентом; б) выслушать его; в) задать уточняющие вопросы, выявить суть и самое главное в обращении; г) принять решение. Чем-то приходится жертвовать.

Медицинский работник, как правило, повлиять на ситуацию никак не может и вынужден принимать важные решения в условиях дефицита времени, что создает дополнительную напряженность, поскольку речь идет о здоровье другого человека.

4. Многократно возросший документооборот

Тоже набивший оскомину фактор, который сказывается на мотивации не лучшим образом. Помимо этого, страдает коммуникация «врач-пациент»: медработник просто вынужден общаться с пришедшим на прием человеком, глядя не на него, а в компьютер, чтобы успеть забить необходимые данные в электронную карту.

5. Большое количество контактов

Причем не всегда приятных: пациенты бывают трудными, агрессивными, недовольными, замкнутыми, иногда не могут связать двух слов. Кто следующий откроет дверь кабинета: бабушка-«божий одуванчик» или «старая революционерка», которая разве что кабинет не разгромит, добиваясь своей правды? И так — каждый день.

Термин «выгорание» впервые появился в 1974 году в статье психиатра Герберта Фрейденбергера7. Изначально он относился к специалистам, которые находились «в интенсивном и тесном общении с клиентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи»8.

Часто перед медицинскими работниками встает вопрос личных границ: давать или не давать телефон пациентам? Отвечать, если они звонят в 11 часов вечера или в выходные, или нет? Ведь зачем мы шли в медицину, как не с тем, чтобы помогать!

Не все решают эту проблему успешно. «Никто не учит врача заботиться о самом себе. Служить другим, быть самоотверженным и сострадательным к другим — да. Но не к себе», — говорит Анна Хасина в уже упомянутом подкасте.

6. Скрытые конфликты и несправедливость

Какие у вас отношения с коллегами? Справедливо ли начальство? Хорошо ли выстроены процессы?

«Многие врачи жалуются на несправедливость начальства, которое в конфликте “врач-пациент”, не разбираясь, кто прав, кто виноват, становится на сторону пациента, — замечает психолог Татьяна Богданова. — Медики чувствуют свою уязвимость».

«Выгорают» и из-за неуважительного отношения и отсутствия поддержки начальства. Из-за планерок, на которых обсуждаются исключительно недостатки и не замечается, что было сделано хорошего.

Сюда добавляются стрессы, вызванные плохой организацией работы и возросшей нагрузкой из-за нехватки персонала, сокращения штата и прочих малоприятных ситуаций. Самый самоотверженный коллега, лишившись запланированного отпуска (потому что как раз накануне его перевели в другое отделение, а там — свой график отпусков), опустит руки.

7. Несоответствие уровня зарплаты квалификации и объему работы5

Для многих врачей и медсестер несправедливость оплаты их труда стала особенно очевидной, когда закрыли «красные зоны». Медработников вернули на прежнюю зарплату, без стимулирующих социальных выплат, хотя объем задач оставался тем же, да и риск подхватить коронавирус никуда не исчез.

Интересно, что тяжелый труд за маленькую зарплату — одна из причин хронической усталости. К такому выводу пришел социальный психолог Маартен Боксем, который предположил, что утомляемость связана не только с напряженностью работы, но и с тем, соответствовало ли вознаграждение за нее трудозатратам9.

Аналогичные выводы сделал американский нейроэндокринолог Роберт Сапольски. Он заметил, что если ситуация несоответствия затрат при работе и вознаграждения продолжается длительное время, человек начинает уставать хронически10.

Как понять, что мне нужна помощь?

Как профилактировать или как не пропустить синдром профессионального выгорания, как понять, что стресс на работе — проблема, и я не справлюсь?

«Если вы уже задались этими вопросами — это звоночек. Стоит как минимум обратить внимание на то, что с вами происходит», — говорит Анна Ушакова.

Другими «звоночками» могут быть:

  • нежелание идти на работу;
  • ощущение «дня сурка», загнанности в клетку;
  • раздражительность (в отношении пациентов и/или самого себя);
  • постоянные конфликты с коллегами;
  • сомнения в смысле своей деятельности («А правильно ли я выбрал специальность?»);
  • недовольство собой как постоянный рабочий фон.

Можно ли справиться самостоятельно?

Можно, если у вас нет другого выбора. Но лучше обратиться к специалистам по синдрому профессионального выгорания. Тем более такая возможность у медицинских работников есть: например, служба «Ясное утро» предоставляет 5 бесплатных консультаций по эмоциональному выгоранию для медиков; есть тренинги, посвященные стрессу и его последствиям, на портале проекта «Выгоранию.нет».

Но, может быть, все-таки есть эффективные рецепты для всех? Например, «спорт, семья, сон»?

«У каждого свои способы восстановить ресурс, — комментирует Анна Ушакова. — Да, сон важен. Да, активность помогает. Но нужно найти то, что будет работать именно у вас. Как это отыскать? Задайте себе вопросы: “Что мне нравится? От чего у меня горят глаза? Что я любил, когда мне было 25?”»

Помочь способны такие простые вещи, как ведение дневника. Рассказ о происходящем близкому человеку, который способен выслушать и понять. «Уменьшить напряжение на работе поможет даже… ароматерапия: например, баночка с кофе на вашем столе в кабинете», — делится Анна Ушакова.

Как быть, если условия труда изменить невозможно?

Представьте себе детские качели-балансир, но не на двух человек, как обычно, а на трех (да, такие бывают). Пусть на одном краю то, что вы в силах изменить, — «Мой контроль», на другом — неподвластные вам внешние обстоятельства: штатное расписание отделения, объем задач, характер заведующего отделением. Что будет на третьей доске? «Поддержка». Семьи, коллег, начальства, психолога.

По мнению Татьяны Богдановой, такая трехфакторная модель эффективна для профилактики эмоционального выгорания. Даже если человек не в силах расширить зону своего контроля и повлиять на рабочий коллектив, он все-таки может что-то сделать — работать с поддержкой. Поговорить с другом, близким по духу коллегой, психологом.

Главное — не думать, что «все само пройдет». Не пройдет.

Резюмируя сказанное:

  1. Не игнорируйте мелкие стрессы. Именно они способны незаметно выжать из вас все соки.
  2. Не ругайте себя за рассеянность, агрессивность или лень. Иногда все это — просто сигналы SOS от вашего умного организма. Прислушайтесь. Обращайте внимание на свое состояние.
  3. Помните: врачи и медсестры не железные. Они такие же люди, как все остальные. Этому не учат в мединституте (скорее наоборот). Зато об этом красноречиво свидетельствуют разнообразные исследования по эмоциональному выгоранию среди медиков.
  4. Не замалчивайте проблему. И не откладывайте на потом ее решение. Лучше не станет, только хуже.

К слову, наибольший риск выгорания у тех, кто предъявляет к себе непомерно высокие требования и идеализирует профессию8. Берегите себя!

Как минимум, можно заглянуть в «Рекомендации для медицинских работников, находящихся в условиях повышенных психоэмоциональных нагрузок в период пандемии COVID-19», выпущенные Минздравом РФ. Там вы найдете, например, приемы по управлению стрессом, упражнения для снятия психоэмоционального напряжения11.

Бесплатную помощь оказывает Московская служба психологической помощи населению (051 или 8 (495) 051), на поддержке медиков специализируется горячая линия проекта «Выгоранию.нет» службы «Ясное утро»: 8-800-600-36-29.
Помимо этого, существуют агрегаторы подбора платных психологов (Alter, «Ясно», Meta и другие), где можно вбить ваш запрос («выгорание», «стресс на работе»): система покажет вам специалистов, занимающихся именно этой проблемой.

Помогая другим, берегите себя!

Благодарим за помощь в подготовке статьи Татьяну Богданову и Анну Ушакову.

Источники

  1. Селье Г. Стресс без дистресса. М: Прогресс, 1982.
  2. Морозова М. А., Алексеев А. А., Рупчев Г. Е. Психологический дистресс и его значение для практикующего врача (на примере неврологической практики) // Consilium medicum. Neurology and Rheumatology. 2016. № 1. Стр. 76.
  3. Acute vs. Chronic stress // The Centre for Studies on Human Stress (CSHS) site [Электронный ресурс] Режим доступа: https://humanstress.ca/stress/understand-your-stress/acute-vs-chronic-stress/
  4. Полина Полещук, Антон Бойко, Алексей Чулков, Ира Шубина. Врачам тоже бывает плохо, подкаст. Сuprum Media, 26 ноября 2020. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://cuprum.media/podcast/s02e05?utm_source=tg&utm_medium=social&utm_campaign=post
  5. Погодаева М. В., Чепурко Ю. В., Молокова О. А. Факторы профессионального стресса врачей и возможности повышения адаптивности к ним на этапе обучения в вузе // Вестник Кемеровского государственного университета. 2019. № 21(4). Стр. 1007.
  6. Mohd Fadhli Mohd Fauzi, Hanizah Mohd Yusoff, Nur Adibah Mat Saruan, Rosnawati Muhamad Robat, Mohd Rizal Abdul Manaf, Maisarah Ghazali. Fatigue and recovery among Malaysian doctors: the role of work-related activities during non-work time. BMJ Open: first published as 10.1136/bmjopen-2020-036849 on 25 September 2020.
  7. Freudenberger H. J. Staff Burn-Out // Journal of Social Issues. January 1974. Vol. 30 (1). P. 159–165. doi:10.1111/J.1540-4560.1974.TB00706.X.
  8. Огнерубов Н. А. Эмоциональное выгорание у врачей // Вестник ТГУ. 2013. Т. 18. Вып. 4. С. 1337.
  9. Boksem M. A. S., Tops M. Mental fatigue: Costs and benefits // Brain Research Reviews. Nov. 2008. Vol. 59. Issue 1. P. 125-139. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.sciencedirect.com/science/article/abs/pii/S0165017308000714?via%3Dihub#!
  10. Роберт М. Сапольски. Психология стресса. 3-е изд. — СПб.: Питер, 2015. Стр.431.
  11. Рекомендации для медицинских работников, находящихся в условиях повышенных психоэмоциональных нагрузок в период пандемии COVID-19. Версия 1.0 от 06.05.2020 г. Москва, 2020. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://edu.rosminzdrav.ru/fileadmin/user_upload/specialists/COVID-19/dop-materials/13-5-20/Rekomendacii_dlja_medrabotnikov.pdf

Похожие материалы

Исcледования

Real-World Evidence: что новый подход дает современной медицине и здравоохранению. Татьяна Гольдина об использовании цифровизации для получения ранее недоступных медицинских данных

Июль 2022
1146
Исcледования

Доступ к международному медицинскому опыту в новых реалиях: пора ли прощаться с Up-to-Date, Scopus и зарубежными грантами?

Июль 2022
2015

Вас может заинтересовать

Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации