История травматолога про дежурство в Новый год - Docsfera — Docsfera.ru
SANOFI

«С детства я понял, что не все люди отдыхают в Новый год». О новогодней статистике и личном смысле праздничных дежурств

Автор
Дарья Рощеня

журналист, редактор

История травматолога про дежурство в Новый год

У врачей некоторых специальностей Новый год — относительно спокойное время, но только не у травматологов. Петарды, скользкие улицы и даже безобидный на первый взгляд бокал шампанского: принести человеку вред может все. Главное — вовремя это осознать и добраться до травмпункта. Увы, так бывает не всегда.

О собственной новогодней статистике и отношении к праздничным дежурствам рассказывает врач-травматолог-ортопед Сергей Фирюлин.

«Только став заведующим отделения травматологии клинической больницы, я перестал работать в новогодние праздники. До этой поры вызывался на дежурства сам.

Я спортсмен, застолий не люблю. Ничего сложного в дежурстве в новогоднюю ночь не вижу. Впрочем, авторитетно заявляю: самые сложные дежурства приходятся на период с восьми утра 1 января и до окончания январских каникул. Вы и представить себе не можете, как много тех, кто не пришел сразу, как только получил травму. Зато под конец выходных, когда надо собираться на работу, вдруг обнаружил, что одна из конечностей почему-то не работает.

Отлично помню первое свое дежурство. К десяти вечера в травмпункте не было ни души. Народ стекался к праздничным столам, собирался дома в кругу семьи, друзей. Старожилы не ждали наплыва пациентов. Но в 23:40 вошла пара. Они привели пожилую женщину. Может быть, та была их мамой, может быть — бабушкой, разобраться не успел. Помню, что перелом у нее был старый, но молодые люди требовали, чтобы женщину госпитализировали. Попытки объяснить, что в этом уже нет необходимости и лечить ее нужно в плановом порядке, успеха не принесли. Со словами: ”Везите в больницу” супруги просто ушли. Меня, совсем молодого доктора, потрясла тогда бесчеловечность, которая может быть свойственна близким. Люди не скрывали, что избавляются от старушки, чтобы весело отпраздновать Новый год.

Сутки с 31 декабря на 1 января — время относительно спокойное, особенно до полуночи. Настоящая свистопляска начинается ближе к двум часам ночи. Обычно это «пьяная травма», обладатели которой идут в травмпункт толпой, и ничего примечательного в ней нет. А вот историю с салютами в одно из дежурств я запомнил хорошо.

Компания взрослых мужиков лет под 40 вышла во двор пускать фейерверки. Воткнули ракетницы в землю, подожгли, порадовались разноцветным искрам в небе, а потом обнаружили, что одна из ракет не взлетела. Самый смелый пошел проверять, в чем дело. Взял в руки, последовал взрыв. За секунду кисть правой руки разлетелась на молекулы. Никогда не забуду картину: друзья привели этого товарища, заботливо перевязав культю шерстяной шапочкой, которая полностью пропиталась кровью.

Надо сказать, что на этом пиротехническая история не закончилась. Потому что позже привезли другого пострадавшего. Парень с компанией вышел прогуляться после застолья. Совершенно неожиданно, изменив траекторию, петарда из соседнего двора влетела ему в ухо. Ушная раковина разлетелась пополам, ухо было все черное. К счастью для пациента, он чудом не оглох. Такой вот новогодний хоррор.

С тех пор я веду свою внутреннюю статистику пациентов. В первые часы приезжают с резаными ранами и обычно они не очень серьезные. У кого-то бокал в руке разбился, у кого-то шампанское разлетелось, кто-то салатик решил подкрошить. Так как люди к этому времени уже выпили, то ранят себя из-за невнимательности, да и кровят хорошо.

С трех часов приезжают «падения». Наевшись, напившись, народ выходит освежиться, прогуляться, посмотреть фейерверки, зайти в гости к соседям. Ушибы копчиков, переломы рук и ребер — типичные для этого времени травмы. Особенно смелые после боя курантов идут на каток. В Москве их теперь много, да и народу на них тьма. С катков к нам везут с лучезапястными переломами, растяжениями и подвывихами.

К 6 утра в травмпункте обычно затишье, но ровно в 8:00 первого января плотину прорывает. Едут все. Обычно к этому времени алкогольные пары отпускают, и болевой синдром проявляет себя во всей красе. Как заведующий готовлюсь к январским праздникам особо. Не только запасаюсь шовным материалом и гипсом (шить приходится много), но, главное, провожу работу с медперсоналом. Прошу быть особенно терпимыми к пациентам в этот период.

Мои родители — люди рабочие. Отец всю жизнь занимается пассажирскими перевозками. Всегда выходил в рейс по графику: выходные, праздники — неважно. Так что с детства я понял, что не все люди отдыхают в Новый год. Жизнь в столице кипит, а значит, на посту пожарные, милиция, ГИБДД, эксплуатационные службы и медики. Никаких заслуг в этих дежурствах нет, обычная работа, правда, платят чуть больше.

Довольно рано я раскусил нашего соседа, который выдавал себя за Деда Мороза. Лет с десяти не верю ни в сказочного персонажа, ни в чудеса. Но, конечно, понимаю, что есть те, для кого Новый год — время мистическое, когда загадываются желания и сбываются мечты. Для них мое согласие выйти на работу в праздники выглядит проявлением благородства и самопожертвованием. Но я и правда не вижу в этом заслуг. Травмпункт — это место, куда людей, как в церковь, приводит беда. Значит, на посту их должен кто-то ждать».

Вас может заинтересовать

Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации