Как врачи Центра им. В.И.Шумакова спасли жизнь маленькому Дане — Docsfera.ru
SANOFI

«Я никогда не встречала такого трепетного отношения к пациенту». Как врачи Центра им. В.И.Шумакова спасли жизнь маленькому Дане

Тамара Амелина

журналист

Даниилу Новицкому из небольшого городка под Екатеринбургом посчастливилось родиться в очень любящей семье. Только с самого рождения ему пришлось пережить очень много боли. У мальчика развился краниосиностоз — раннее закрытие черепных швов, что приводит к деформации черепа и внутричерепной гипертензии. После того как в шесть месяцев Дане провели успешную операцию на черепе, все клинические показатели пришли в норму. И казалось, что все плохое позади. Но вскоре в анализах мочи у ребенка обнаружился белок, и в 9 месяцев Дане поставили диагноз «хроническая почечная недостаточность (ХПН) 4-й степени», а через месяц — уже ХПН 5-й степени.

Врачи сказали, что единственная возможность спасти жизнь мальчика — перитонеальный диализ, и потом, когда ребенок подрастет, можно будет обратиться в трансплантационные центры, чтобы пересадить ему почку. Других вариантов местные специалисты не видели.

Родители понимали, что на диализе Даня вряд ли сможет подрасти, и от отчаяния написали письмо президенту РФ В. В. Путину с просьбой помочь их ребенку. Вскоре из Администрации Президента пришел ответ, что трансплантацию их сыну готовы сделать в ФГБУ «НМИЦ ТИО имени академика В. И. Шумакова» Минздрава России — там уже многократно проводились успешные пересадки почки малышам до 10 кг.

Врач-нефролог Центра им. В. И. Шумакова Патимат Магомедовна Гаджиева рассказывает, что первый раз услышала про Даню, когда пришел запрос на телемедицинскую консультацию.


«Ребенок был совсем маленький, не весил даже семи килограммов. Телемед наш был очень коротким — выслушав все, я сразу сказала, что мы приглашаем их в наш Центр».


У родителей мальчика были сомнения: они начитались в интернете, что единственный хирург, выполняющий трансплантации почки маленьким детям, уволился. А других трансплантологов, которые могут выполнять такие операции, в России якобы нет. Это заблуждение чуть не стоило их сыну жизни.

Время шло, и состояние Дани заметно ухудшалось. Светлана Новицкая позвонила Патимат Магомедовне и сказала, что у Даниила началась рвота, глаза запали, давление и сатурацию измерить не получалось. Нужна была срочная госпитализация. Директор Центра им. В. И. Шумакова Сергей Владимирович Готье связался с Минздравом Свердловской области, но из-за грозы вертолет вылететь не мог.

«В итоге на реанимобиле ребенка вместе с мамой доставили в областную больницу Екатеринбурга. Все это время состояние ребенка было нестабильным, а я была на связи с врачами и мамой. В больнице Даню стабилизировали, и он прилетел к нам с Центром медицины катастроф», — продолжает рассказ Патимат Магомедовна.

Мальчик был в тяжелейшем состоянии, брюшная полость воспалена. Врачи боролись с инфекционными осложнениями на фоне диализа, проводили подбор противосудорожной терапии, потому что у Дани возникла симптоматическая эпилепсия. Нужно было срочно подготовить его к трансплантации: мальчик был на грани жизни и смерти.


Папа Дани сказал, что донором почки для ребенка будет только он и никто другой. И хотя у них разные группы крови, но генетически отец и сын подошли идеально. «Почку от посмертного донора мы даже не рассматривали, чтобы Данечка не мучился в ожидании», — поясняет Светлана.


11 августа 2021 года трансплантолог Центра им. Шумакова Джабраил Азизович Сайдулаев провел нефрэктомию и трансплантировал Даниилу почку. Донором стал отец мальчика.

Послеоперационный период был сложным, учитывая то состояние, в котором ребенок попал в Центр. Но с первых дней стало понятно, что пациент идет на поправку. Джабраил Азизович заметил, что до операции Даня все время лежал и почти не шевелился, а через двое-трое суток после операции он уже пытался что-то схватить руками.

Врач Д.А.Сайдулаев с коллегами и маленьким пациентом. Фото из личного архива
Даниил Новицкий с мамой Светланой, врачом-нефрологом Патимат Магомедовной Гаджиевой и трансплантологом Джабраилом Азизовичем Сайдулаевым. Фото из личного архива

Патимат Магомедовна подтверждает слова трансплантолога: «Даня стал активным, начал двигаться, сидеть, стал уверенно держать предметы, пытался говорить какие-то фразы и с силой сжимал мою руку. Нам очень приятно было работать с этим малышом, и с Божьей помощью у нас получилось ему помочь. Иначе не скажешь, потому что это был тяжелый и тернистый путь, со множеством препятствий».

«А сейчас… мы просто радуемся жизни, — голос Светланы становится звонким от переполняющих чувств. — Это совсем другой ребенок! Много улыбается, набирает вес. А вначале мы, на мой взгляд, были самыми проблемными пациентами в Центре. При первой встрече на обходе директор Центра Сергей Владимирович Готье сказал: “Ну, неужели вы добрались?” После операции он заходил к нам каждый день, и не только к нам — ко всем, кто лежал в отделении».

Врач-трансплантолог Джабраил Сайдулаев с Даней. Фото из личного архива
Врач-трансплантолог Джабраил Сайдулаев с Даней. Фото из личного архива

Про трансплантолога Джабраила Азизовича Светлана говорит, что он врач от Бога: «Я видела много раз, каких невероятно сложных пациентов он спасает. А как он любит детей! Когда Даня плакал, он так переживал, что приходится делать ему больно».


«…Он каждого ребенка любит как своего. Я никогда раньше не встречала такого трепетного отношения к каждому пациенту. Накануне операции Джабраил Азизович был в Центре до глубокой ночи. И сразу после трансплантации он к нам пришел, чтобы сообщить, что операция прошла успешно — не успел даже переодеться».


Еще Новицкая поражается доброте и терпению Патимат Магомедовны: «В первый день после трансплантации она ушла с работы под утро. Сейчас она на связи и днем, и ночью — я ей пишу иногда несколько раз в день, и она всегда мне отвечает, хотя я понимаю, насколько у нее плотный график. И ведь мы все очень сложные, хотим все знать — например, я должна точно понимать все риски, связанные и с операцией, и с приемом лекарств».

«Надо же, — удивляется Светлана, — в одном коллективе собралось столько замечательных врачей, так горящих работой и любовью к людям!»

Всего к 20 декабря 2021 года в РФ выполнено 120 трансплантаций почки детям
(59 — от родственного донора, 61 — от посмертного).

В Центре им. В. И. Шумакова сделано 59 таких операций (39 — от родственного донора, 20 — от посмертного), в РДКБ — 40 (2 — от родственного донора, 38 — от посмертного), в НМИЦ ЗД — 15 (12 — от родственного донора, 3 — от посмертного). 4 родственные трансплантации почки выполнены детям в НИИ им. Н. А. Лопаткина. 1 родственная трансплантация почки выполнена в РНЦХ им. Б. В. Петровского и еще 1 родственная — в РКБ г. Казани.

Похожие материалы

Исcледования

Новый год в настоящей семье. История маленького пациента, которого приемные родители нашли в больнице

Январь 2022
1084

Вас может заинтересовать

Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации