Виды вины и ответственность медицинских работников — Docsfera.ru
SANOFI
Маяк. Ваш проводник
в океане медицинского права.

Виды вины медицинских работников (полное видео)

Гриценко Ирина Юрьевна

Медицинский адвокат Лиги защиты медицинского права. Практикующий специалист в области медицинского права и урегулирования споров по качеству оказания медицинских услуг

Описание плейлиста
Лектор:
Гриценко Ирина Юрьевна
Медицинский адвокат

Расшифровка видео:
Здравствуйте! Меня зовут Гриценко Ирина, я медицинский адвокат. На сегодняшний день я хотела рассказать вам о том, что происходит, а в частности о той проблеме, которая происходит в нашем обществе — проблема уголовного преследования врачей. Если бы мы начали говорить об этом десять лет назад, вы бы сказали, что я фантазирую и этого никогда не может случиться, просто потому, что врач дает клятву Гиппократа. Он говорит, что он никогда не навредит пациенту. Сегодня, к сожалению, многие контролирующие организации, Следственный Комитет, суды просто завалены исками и жалобами от пациентов.

Что мы там видим? «Врач специально сделал, чтобы мне стало плохо, врач нарушил порядок лечения, врач навредил мне». Неужели в это можно поверить? Я не могу. Давайте сегодня разберемся, когда мы говорим об ответственности медицинских работников и что подразумевается под виной медицинского работника.

Итак, в первую очередь Уголовный кодекс предусматривает то, что совершение медицинским работником определенных действий может вообще говорить о том, что он совершил виновные действия. То есть мы подразумеваем, что не любое действие врача приводит исключительно к пользе, не любое действие врача является лечением. Но, возможно, то, что врач считает лечением, будет впоследствии трактоваться как нарушение оказания медицинской помощи.

Давайте приведем квалификацию тех действий, которые в рамках деятельности врача могут трактоваться как наличие виновных действий. В первую очередь это неоказание помощи больному. Здесь, к сожалению, случаи у нас на слуху, потому что достаточно периодически в СМИ возникают такие сообщения, в которых говорится о том, что пришел пациент, на него не обратили внимания, в какой-то момент увидели, что он сидит, начали его тормошить, а он уже мертвый.

Почему так произошло? Потому что врачи своевременно не обратили внимание на состояние больного. Здесь очень важно понимать, что как только пациент переступил порог клиники, он обратился с точки зрения Уголовного кодекса за помощью. Неважно, посмотрели на него или там была большая очередь, его попросили посидеть, подождать. С точки зрения оказания медицинской помощи у нас есть помещение, где оказывается эта медицинская помощь.

Это в данном случае медицинское учреждение, потому что лицензию мы получили именно на это учреждение. И даже коридор является помещением, где медицинская помощь должна быть оказана. В этом случае еще раз повторяю: как только пациент зашел, вы должны его увидеть, вы должны к нему подойти, если видите, что он себя не очень хорошо чувствует, вы должны задать вопрос, да, собрать этот анамнез, возможно, еще до того, как он зашел к самому врачу и начал ему жаловаться.

Поэтому эти ситуации недопустимы. И в этом случае, в случае, если вы допустили эту ситуацию, будет трактоваться, что наличие вины имело место быть со стороны самого врача и со стороны того лица, которое организует оказание медицинской помощи, то есть главный врач. Следующее: недооценка данных тяжести заболевания. В данном случае мы можем говорить также о тех случаях, когда пациент пришел и ему сказали: «Вы знаете, мы вас посмотрели, но вы, пожалуйста, обойдите еще несколько врачей и после этого придите с их анализами и покажите, потому что мы сейчас не очень можем вам помочь».

Эта ситуация тоже трактуется в данном случае как наличие вины, потому что врач должен был сразу распознать, где критические признаки состояния пациента, а где действительно необходим сбор дополнительной информации для диагностирования того состояния, в котором он находится.

Наверное, один из примеров можно привести — это доставление роженицы в отделение родов, когда принимается решение о том, каким образом проводить эти роды. Необходимо ли проводить экстренное кесарево сечение или можно дать женщине возможность родить самой? Это очень важно, чтобы врач, который стоит на этой позиции, для себя определил, что есть определенные критические признаки и где этих критических признаков нету. И руководствовался в первую очередь внутренними убеждениями, а не теми инструкциями, про которые могут говорить о том, что у нас, вы знаете, сегодня мало палат, нам бы надо сегодня побольше народу выписать. Нет.

Еще один, кстати говоря, пример сейчас прямо пришел в голову, который недавно мы анализировали вместе с коллегами, когда пациент поступил, но на момент, когда он там был, врачи сказали: «Вы знаете, мы не знаем, почему у вас... Скорее всего, будет становиться хуже, но если вы хотите уйти домой на выходные, то вы можете написать нам отказ от медицинского вмешательства и после этого, пожалуйста, уходите».

Через двое суток человек поступил непосредственно обратно в медицинское учреждение, ему были проведены экстренные мероприятия, но спасти его жизнь оказалось невозможно. И на сегодняшний день дело расследуется Следственным комитетом и в данном случае могут быть привлечены те врачи... Да, формально они получили этот отказ, но уже в данном случае следователи смотрят, а на сколько они были убедительны, насколько они дали всю информацию этому пациенту, что он принял, находясь в таком критическом состоянии, решение уйти из медицинского учреждения.

Если говорить о медицинских документах, у нас всегда есть обязательство, чтобы они были оформлены в соответствии с требованиями законодательства, и максимальное количество документов получить. Однако если мы говорим о Следственном комитете, о том, как проходят расследования, то здесь иногда получают не только письменные доказательства, но и устные, как говорится. В данном случае это свидетельские показания.

Поэтому все это в совокупности может показать, что да, у пациента был получен отказ, но как? Когда ему дали, допустим, какую-нибудь карточку, сказали: «Заполни и здесь еще, пожалуйста, подпиши». То есть не было передачи информации о том, что ему разъяснили в доступной для него форме. Давайте вспомним эти слова из 323 Федерального закона о том, что должно быть разъяснено в доступной форме о том, что у пациента есть основания для того, чтобы остаться в клинике и получить стационарную медицинскую помощь, что у него нет этого времени, лага по времени где-то еще находиться и потом вернуться.

Ему должны были объяснить. К сожалению, этот отказ — это не волшебная бумажка, которая освободит от всего и в том числе от уголовной ответственности.

Следующее — это недостаточные обследования. В рамках рассмотрения искового заявления была ситуация, когда у пациентки было онкологическое заболевание и ей удалили матку и придатки, и позднее она заявила о том, что полагала: данное медицинское вмешательство было в данном случае необоснованно и что можно было обойтись просто химиотерапией.

А когда мы начали смотреть медицинские документы, и эксперты тоже исследовали их, оказалось, что врачи, которые принимали решение о, соответственно, такой кардинальной операции, основывались на тех результатах анализов, которые были получены не в той клинике, где проводилось медицинское вмешательство, а из другого медицинского учреждения, которое является государственным медицинским учреждением, но пациентка привезла анализы с собой.

И поэтому вот эта вот перепроверка предварительная была немножко усеченной, и после того, как эта операция была проведена, спустя полгода, когда мы уже начали в этом процессе, так сказать крутиться, у нас эксперты встали на такую позицию, что сказали: «Знаете, неважно, что она приехала и отказывалась сдавать дополнительные анализы. Вы должны оказывать медицинские услуги в соответствии со стандартами. И если она отказывается от какого-то из пункта стандартов, то возможно, не стоит оказывать медицинскую услугу в целом».

И, к сожалению, когда дело было окончено, и результат мы получили о том, что подразумевалось, что да, ущерба здоровью не причинили, но имелись дефекты оказания медицинской помощи значительные, за счет которых, в общем-то, пришлось вернуть часть денежных средств. И в этой ситуации, я еще раз напоминаю о том, что обследование — это на сегодняшний день очень... важнейшая просто часть оказания медицинской услуги в целом, потому что в последующем в зависимости от диагностики зависит то, естественно, какой был поставлен диагноз. От диагноза зависит то, какой стандарт должен был применяться при оказании медицинской услуги и какой результат мы должны получить.

Следующий пункт, который есть, — это самонадеянность и недостаток опыта. В данном случае, наверное, дополнительных каких-то примеров не стоит приводить, потому что мы все понимаем, что в любом случае никто не отменял врачебный консилиум и никто не отменял то, что мы имеем возможность на сегодня посоветоваться с нашими коллегами. И даже если в нашем регионе нет такого специалиста, давайте вспомним про то, что на сегодняшний день на слуху телемедицина. И первая задача, на самом деле, телемедицины — не для того, чтобы выдавать больничные бабушке, которая находится от вас в ста километрах. В первую очередь это возможность для вас, как врачей, посоветоваться со светилом, будь то в столице, будь то даже за рубежом, чтобы поставить человеку правильный диагноз и оказать ему надлежащую медицинскую помощь.

Следующее — это ненадлежащее ведение медицинской документации. Если говорить о том, что пять лет назад я этот пункт не включала и не говорила о том, что данные действия могут трактоваться как виновные, то на сегодняшний день я считаю, что это часть возможных действий врача, которые могут привести к негативным последствиям. Поясню, почему. Потому что у пациента на сегодняшний день не зря предусмотрено это право выбора лечебного учреждения.

Поэтому многие пациенты лечатся не в одном медучреждении, а в пяти, а иногда даже в десяти. И приносят все те исследования, которые они получили в других медицинских учреждениях к тому врачу, который принимает решение. И поэтому еще раз: если другой врач ошибся и неправильно указал какие-то результаты обследования, КТ, МРТ, то в результате мы можем получить и неправильное диагностирование пациента, и неправильные назначения.

Поэтому заполнение медицинской документации — это тоже обязанность работника. Итак, что же у нас подразумевается под возникновением ответственности? Для того, чтобы была констатирована вина медицинского работника, обычно говорят о трех составляющих. Первое — это дефект оказания медицинской помощи, второе — это ухудшение состояния пациента. Причем если мы говорим об уголовной ответственности, то здесь либо это тяжкий вред здоровью, либо это летальный исход. И третья составляющая — это наличие прямой причинно-следственной связи между дефектом оказания медицинской помощи и ухудшением состояния пациента.

Наличие всех трех составляющих только в этом случае влечет наличие вины медицинского работника.

Примеры дефектов оказания медицинской помощи. В данном случае у нас в Федеральном законе 323 «О охране здоровья граждан Российской Федерации» зафиксировано в п. 4 Ст. 10, что медицинская помощь должна отвечать критериям: доступность и качество медицинской помощи. А также в Ст. 37 сказано, что имеются порядки оказания медицинской помощи и стандарты оказания медицинской помощи.

Не на все виды на сегодняшний день разработаны эти порядки и стандарты. Поэтому обращаю ваше внимание, что не зря нас просят разрабатывать СОПы. Как бы мы ни противились и как мы бы ни не хотели их разрабатывать, на самом деле это наша соломинка, которая нас может спасти. Потому что когда происходит какой-нибудь критический случай, попадается какая-то жалоба пациента, что делают следственные органы?

Они сравнивают действия врача с тем стандартом, который должен быть. И если этого стандарта нет, утвержденного на уровне департамента здравоохранения либо какого-либо приказа, оно должно быть хотя бы утверждено в рамках вашего медицинского учреждения, чтобы подтвердить, что да, этот врач имел право совершить эти действия.

Примеры ятрогении. В данном случае, возвращаясь к неоказанию медицинской помощи, — это когда врач говорит: «Это не мой больной», но при этом он видит, что у пациента имеются все признаки критического состояния. В этой ситуации врач должен сделать все необходимое.

Существуют иногда сложные вопросы, связанные с тем, что «а если вот я еду где-то в поезде и там возник какой-то случай? Например, женщина начала рожать, а я ЛОР-врач, чего мне делать?» Знаете, я, наверное, не скажу что-то новое, что, наверное, не стоит... Я никогда не даю советы о том, что «Знаете, молчите о том, что вы врач». Это самая неправильная позиция. Но по крайней мере нужно подойти, осмотреть пациентку (в данном случае уже она стала пациенткой), объяснить, кем вы являетесь, и сделать все от вас возможное. Потому что я ни разу не встречала ситуации, когда врач все-таки реально оказывал медицинскую помощь и в этой ситуации никого не было больше рядом. И говорят о том, что именно его действия привели к какому-то летальному исходу, нет.

Все на самом деле случаи, если их копнуть глубже, а не слушать только то, что говорят в СМИ, касаются именно того, что врач прошел мимо и не обратил внимания. Рассмотрим такой пример, когда во время сердечно-легочной реанимации оказывается медицинская помощь и человеку, в общем, ломают ребра. Что в этой ситуации может произойти? Есть такая страшилка у студентов, что вам обязательно придет исковое заявление, вы будете поэтому отвечать в суде за то, что вы причинили вред здоровью. Я, давайте так, честно скажу: за свои более десяти лет уже практики ни разу в жизни не встречала подобных исковых заявлений, это первое.

Второе: в уголовную ответственность это не пойдет, потому что это все-таки не будет трактоваться, как тяжкий вред здоровью, потому что тяжкий вред здоровью — это утрата органа и так далее. И третье: все-таки в рамках оказания медицинской помощи, так как мы понимаем, что такие исходы возможны, а последнее слово всегда стоит за судебным медицинским экспертом, который будет писать экспертное заключение, а они все-таки врачи, они напишут, что в данном случае это является распространенном осложнением все-таки в рамках оказания данного вида медицинской помощи.

Поэтому я полагаю, что данная ситуация не является какой-то реальной, а скорее это все-таки на уровне обучения студентов в институте. В том случае, если врач оказывается в такой ситуации, что проходит мимо и видит, что лицо без определенного места жительства лежит и ему плохо. И врачу нужно принять решение о том, какой вид медицинской помощи ему оказать.

В данном случае я склоняюсь к тому, что все-таки, так как нет достаточного понимания о том, что именно произошло с этим человеком и почему он себя плохо чувствует, то врач в данном случае может все-таки вызвать скорую помощь, чтобы специализированная уже помощь была оказана в соответствии с... в начале с установлением состояния пациента, потому что непонятно, можно ли подойти его потрогать, начнем с этого, да? Не будет ли какой-то агрессии в отношении врача? Потому что здесь очень важно, мы сегодня иногда забываем о безопасности самого врача, к сожалению. Чтобы оказать медицинскую помощь, человек, тот, которому ты собираешься ее оказывать, должен быть готов к этому. И в данной ситуации, я полагаю, возможно вызвать скорую помощь и дождаться ее прибытия. Это является исполнением долга врача.

И еще один пример ятрогении — это прерывание беременности по требованию врача у женщин с онкологическим заболеванием перед началом лечения, которое впоследствии, это онкологическое заболевание, допустим, не будет подтверждено. Теперь более подробно, какие составы у нас есть в Уголовном кодексе? Если вдруг так случится, что вы решите купить книгу «Уголовный кодекс», то в первую очередь вам следует изучить: Ст. 109 «Оказание ненадлежащей медицинской помощи», и в этом случае у нас наступает летальный исход.

Ст. 118 Уголовного кодекса, когда оказывается медицинская помощь тоже ненадлежащим образом и в наступает тяжкий вред здоровью. Ст. 124 — это неоказание медицинской помощи. Ст. 238 — здесь субъектами являются уже не сами врачи, а организаторы фактически здравоохранения, то есть те лица, которые отвечают за систему оказания медицинской помощи в самой клинике: это главный врач, генеральный директор, заведующая отделением.

В данном случае здесь говорится о том, что они должны создать систему, безопасную для получения медицинской помощи, и систему, своевременно реагирующую на потребности в получении медицинской помощи. Поэтому если говорить о том, что пять лет назад я была удивлена, когда в первый раз жизни услышала от следователя, что она расследует уголовное дело именно в этом направлении, потому что полагала, что медицина сюда никак не попадает, то на сегодняшний день 238 статья — одна из самых, к сожалению, распространенных.

Как, знаете, иногда говорят «резиновая» — под нее очень много подходит. Есть положительный момент, потому что я даже знаю оправдательные приговоры, когда... В частности, одна из клиник, у них была проведена проверка Росздравнадзора, и они выявили, что есть нарушения санитарно-эпидемиологического надзора, то есть помещения не соответствуют стандартам, может быть, какие-то медикаменты имеются, которые были просрочены. Но не было реального причинения вреда здоровью, жизни и здоровью человека.

Однако впоследствии Следственный комитет взял результаты этой проверки в качестве основы для возбуждения уголовного дела, расследовал это дело и отправил в суд, обвиняя главного врача в том, что она не обеспечила безопасность оказания медицинской помощи. Результатом этого стал оправдательный приговор, однако вы представляете, сколько сил, нервов и времени этот главный врач потратил на то, чтобы доказать свое доброе имя и доброе имя клиники.

К сожалению, такое в нашей жизни возможно. И Ст. 293 — это халатность. Если обратить опять же внимание на практику пяти лет назад, то она достаточно часто применялась, потому что она подразумевает под собой, что лицо не исполняет свои должностные обязанности. На сегодняшний день, по крайней мере по региону Москва, я могу сказать, что Следственный комитет давал разъяснение для своих следователей о том, что эта статья не должна применяться в рамках оказания врачами медицинской помощи.

Она относится к иным составам, но не к медицинским. В чем особенность того, что сегодня перестали применять статью «Халатность» в отношении врачей? Дело в том, что если посмотреть на квалификацию этой статьи, то применяется она исключительно к должностным лицам. То есть самый яркий пример — это, допустим, чиновник, который сидит и говорит о том, что вот не буду я там подписывать документы о передаче земли от одного человека другому, пока вы мне не принесете чего-то.

В данном случае в отношении него подаются потом какие-то жалобы, все это начинается расследование, да? И что он делал? Он злоупотреблял своими должностными полномочиями, халатно к ним относился. В данном случае вот эта вот халатность на сегодняшний день настолько неточная, не поддающаяся описанию, что когда уже начинается расследование дела, получается: при чем здесь экспертиза-то? Вроде экспертиза не нужна. Просто если уже есть факт какого-то летального исхода, есть жалоба пациента, то вот бери, пожалуйста, человека наказывай за халатность. Он чего-то да не сделал.

Поэтому в результате того, что это был очень спорный такой квалификационный момент наличия — потому что нужно все-таки доказать виновность лица — то на сегодняшний день перестали применять, во всяком случае, в Москве и Московской области этот состав по отношению к врачам. Я знаю, что он периодически применяется в других регионах России, поэтому я надеюсь, что эта практика, со временем можно ее как-то вот искоренить, потому что в моем личном убеждении, конечно же, нельзя применять формальный состав статьи Уголовного кодекса к врачам.

В чем разница у нас вообще: состав статей Уголовного кодекса? Для одних нужен формальный состав, то есть как только он не подписал какой-то документ, чиновник, уже началось деяние, которое квалифицируется, как уголовное деяние. А для того, чтобы был реальный состав, в этом случае необходимо, чтобы какому-то пациенту стало плохо, и наступил тяжкий вред здоровью либо летальный исход.

И вот в данном случае формальные составы для медицины невозможны. Должен быть субъект, который является потерпевшим, кому причинили этот вред. То, что касается врачебной ошибки. Я говорю исключительно свое мнение и в данном случае я сожалею о том, что в нашем законодательстве нет такого четкого понятия, как врачебная ошибка. Потому что я на сегодняшний день полагаю, что, к сожалению, у врача даже нет возможности извиниться перед пациентом и его родственниками, когда он действительно знает, что он что-то сделал не так. Потому что любое его признание, его... то, что он хотя бы немножечко сомневался, уже будет трактоваться, как либо уголовная ответственность, либо как гражданский иск и наличие дефектов оказания медицинской помощи.

То есть в любом случае он будет виноват. Поэтому если бы у нас был этот термин и он трактовался, что если врач, высказывая свои сомнения, может, не переходя в плоскость уголовного права, урегулировать вот эти взаимоотношения и с пациентом, и с родственниками, я думаю, что мы бы избежали огромного количества вот этих вот судебных дел, которые существуют.

Поэтому, возвращаясь к теории, термина «врачебная ошибка» не существует. На сегодняшний день его пытаются придумать, даже пытаются как-то ввести особую статью Уголовного кодекса, 124 прим. 1, где прописать, что именно в отношении врачей, что является квалификацией уголовного деяния. Но в принципе, если говорить в целом, то любое уголовное деяние, которое связано с привлечением к ответственности врача, состав аналогичен с другими профессиями.

Потому что должен быть дефект, то есть неправильные действия самого врача, наличие ухудшения состояния пациента и четкая связка между тем, что сделал врач, и что именно из-за этого пациенту стало плохо. Честно скажу, я знаю статистику и фактически 95 % дел, которые уходят на сегодняшний день на экспертизу в рамках уголовных дел, все-таки в последующем не устанавливают прямой причинно-следственной связи.

То есть говорят, что лечение было, возможно, не очень эффективным, там имеются дефекты, но все-таки у нас нет тотального установления вины врача. Это все-таки радует. Потому что есть, наверное, определенные моменты, которые не нужно доводить до уголовного преследования, до тюрьмы. Мое личное убеждение — что ни один все-таки практически родственник и даже пациент, они даже если понимают, что врач ошибся, они не хотят, чтобы он сидел. Они хотят, чтобы у них была возможность это исправить, то есть деньги на то, чтобы исправить и получить достойное лечение и восстановление.

Поэтому я считаю, что, надеюсь, наше общество будет развиваться и мы придем к тому, что это будет все решаться на уровне именно каких-то выплат со стороны будь то медучреждения, будь то врачей, но все-таки из-за этого не будут ломаться жизни людей.

В отношении уголовного преследования еще один важный момент, который бы я сегодня обязательно хотела сказать, — это о том, как себя вести. Что такое? Пришла от следователя повестка о том, что врач вызывается для дачи объяснений. Что это означает? Это означает, что поступила жалоба в Следственный комитет и возбуждено в данном случае не само уголовное дело, а в данном случае вынесено постановление о проведении проверки, потому что не сразу дело возбуждается и расследуется.

До этого необходимо выявить признаки этого преступления: есть ли они вообще или нет? Поэтому в данном случае самая неправильная тактика — это никуда не ходить, ничего не делать и перестать со всеми общаться. Нет, я полагаю, что основная тактика защиты — это знать, что происходит.
Для этого нужно, естественно, своевременно отреагировать. Но я всегда рекомендую не идти один на один общаться со следователем. Вы поймите, что у следователя все-таки нет такого разделения, что они занимаются, допустим, только медицинскими делами, и рассчитывать на то, что вы к нему придете и он будет полностью понимать то, что вы говорите, тем более включая свои медицинские термины, не стоит.

Для этого есть профессиональные переводчики, как я называю, это адвокаты, которые участвуют в этих делах. И они приходят и фактически помогают вам объяснить ситуацию, рассказать, как это все было. Далее наверняка следователь запросит медицинскую документацию. Нужно, необходимо, чтобы эта медицинская документация была в порядке. И здесь иногда возникает вопрос о том, что нужно ли предоставлять оригинал или нужно передать копию. В рамках уголовных дел у вас наверняка будут запрашивать оригинал, потому что экспертиза чаще всего требует предоставление именно оригиналов.

Поэтому в рамках соблюдения требований законодательства мы должны знать, что мы оригинал документа можем отдать в ответ на что? На постановление суда о выемке медицинских документов. По одной простой причине: потому что медицинские документы содержат врачебную тайну, поэтому производство выемки подобных документов возможно только на основании постановления суда.

Итак, как только вы получили надлежащий документ, вы передаете следователю и тут же понимаете, что сейчас начнется экспертиза. И у вас есть очень важное право: вы можете ставить вопросы в этой экспертизе. Поэтому здесь необходимо вместе с адвокатом сесть, разработать заявление, ходатайство, в котором отразить все те моменты, на которые вы хотите, чтобы эксперты обратили внимание, вплоть до того, что вы можете требовать привлечения специалистов конкретной специализации.

Потому что основная проблема экспертиз, которая иногда существует, — это то, что они рассмотрели случай, даже иногда установили причинно-следственную связь прямую, но при этом не привлекли специалиста. Вот я видела такие экспертизы, когда ЛОРа привлекают к ответственности, а я открываю экспертизу, а там нет ни одного ЛОРа в составе комиссии. Я говорю: «Как вы можете рассуждать о стандартах оказания медицинской помощи, не привлекая специалистов в этой области?»

Поэтому вы не рассчитывайте на то, что все люди другие сделают все за вас. Сделайте это сами. Напишите список специалистов, которых необходимо привлечь, напишите те(?) вопросы, предоставьте следователю возможность действительно расследовать ваше дело с учетом специфики оказанной медицинской помощи. И, естественно, своевременно требуйте от следователя ознакомления со всеми документами. И если уж так произошло, что все-таки следователь увидит какие-то признаки преступления и возбудит уголовное дело, вы должны понимать, что возбуждение уголовного дела — это не приговор.

Это только начало расследования. В рамках этого дела должны проводиться допросы, должны проводиться экспертизы. Поэтому основная защита — это предоставление надлежащих документов, дача объяснений и участие в следственных действиях.

Поэтому еще раз говорю: самая неправильная стратегия, когда... Я слышала, иногда мои коллеги говорят: «Давайте сейчас мы возьмем пятьдесят первую, ничего рассказывать не будем, ничего говорить не будем, а в суде мы разберемся». Знаете, я б таких адвокатов просто вышвыривала сразу из кабинета, потому что это неправильно. Потому что если мы и можем доказать свою правоту, и правильность своих действий, и невиновность, то именно на стадии, когда у нас следствие проводит расследование до суда.

Если говорить о том, каких адвокатов стоит выбирать, то я скажу так: на сегодняшний день, во-первых, уже медицинское право — это достаточно такая основательная наука, и есть адвокаты, которые специализируются исключительно в рамках медицинского права. Это очень важно, потому что я не буду говорить за все составы преступления — да, иногда это действительно имеет место быть, что, может быть, не стоит давать следствию излишнюю информацию и стоит занять такую тактику, но я считаю, что она совершенно неверная в медицинских делах. Поэтому, когда вы выбираете адвоката... Ну, извините, когда вас как врача выбирают, они же опрашивают каких-то своих друзей, достаточно часто, если какой-то серьезный вопрос, не просто так с улицы приходят. Поэтому ваша защита — это тоже ваша задача, задача выбрать специалиста.

Поймите: адвокатура — это не какая-то закрытая область, как раньше было такое восприятие, что адвокат что-то там натворил такое вот и есть либо у нас оправдательный приговор, либо обвинительный. Ничего подобного. Это просто обыкновенная рутинная работа. Если ваш адвокат говорит о том, что «Вы знаете, я все решу, а вот потом все будет хорошо. Вы мне только заплатите какую-то сумму денег». Ну не бывает так в жизни, поймите, да?

Потому что адвокат должен что? Писать документы, он должен с вами взаимодействовать, он должен задавать вам вопросы, он должен выяснять что-то, да? То есть это абсолютно нормальный юридический процесс работы как с моим подзащитным, также и работы со следствием. Потому что не надо противодействовать следствию и нужно помогать, разъяснять, и в этом и состоит задача адвоката. Еще раз говорю: он как переводчик с языка врачей на язык следствия.

Значит, вопрос: как найти адвоката и есть ли такие ресурсы, которые помогут это сделать? На сегодняшний день каких-то централизованных ресурсов, к сожалению, нет. Однако я расскажу, как это в жизни бывает. Иногда обращаются ко мне люди из регионов и говорят о том, что нам нужна помощь, нам нужен адвокат. Я, естественно, объясняю, что для того, чтобы работать в регионе, наверное, будет очень тяжело с финансовой точки зрения приглашать либо меня, либо моих коллег, с которыми я работаю и в ком я на 100 % уверена, чтобы они летали на каждое следственное действие в регион.

Однако я предлагаю достаточно часто следующий вариант: я слушаю, какая ситуация, потом я выхожу как адвокат на коллегию того региона, выясняю, кто у них специализируется по подобным делам. И достаточно часто бывает, что да, в самой палате этого региона знают, что этот у нас лучше специализируется по ДТП, этот лучше по семейным делам, а вот этот — по медицинской части.

Действительно, таких адвокатов не много, потому что это специализация не очень распространенная. С другой стороны, слава богу. Но найти такого специалиста можно. Да, может быть, вы не на следующий день его найдете, но все-таки через даже какие-то московские ресурсы. Потому что я знаю, что я, мои коллеги, мы все достаточно быстро откликаемся.

И всегда помогаем людям все-таки. Даже у нас есть, например, один день, когда мы консультируем бесплатно в рамках той организации, которой я руковожу. У нас есть день бесплатных консультаций, причем 90 % консультаций проходят по телефону. Люди из других регионов звонят и задают вопросы. Да, там немножко есть ограничения по времени, мы не можем посмотреть за это время документы, но по крайней мере мы можем наметить алгоритм, как человеку можно помочь в этой ситуации.

И давайте поймем, что у нас является самым страшным наказанием, что является, наверное, наказанием, которое мы будем считать, как еще легко отделались. Значит, если в совокупности взять и все-таки, допустим, дело дошло до суда и суд вынес приговор, то в данном случае возможен первый вариант — это когда суд признает, что да, лицо виновно, но в данном случае ему не дают реальный срок, допустим, год условно, и присуждают моральную компенсацию в размере, как суд посчитает необходимым. На сегодняшний день размер моральной компенсации варьируется от 50 тысяч рублей до 32 миллионов.

Как в данном случае решит конкретный судья, к сожалению, никто не знает. И даже вот буквально вчера я изучала последнюю информацию, обзор Верховного Суда о том, как применять «моральный вред» и когда сколько присуждать. К сожалению, даже вот в этом обзоре я не нашла все-таки ответа, как судьи принимают решения по этим вопросам.

И самый худший вариант — это когда на сегодняшний день выносятся реальные сроки в отношении врачей, главных врачей. Одним из примеров является приговор суда Хорошевского, когда главный врач был признан виновным в совершении действий, что его организация оказывала услуги без надлежащей лицензии на оказание скорой медицинской помощи и он был приговорен к, если не ошибаюсь, полутора годам лишения свободы реального отбывания наказания, это уже приговор, который можно посмотреть, прочитать на сайте Хорошевского суда.

Номер одобрения: MAT-RU-2202692-1.0-09.2022

Источники:
1. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
2. «Уголовный кодекс Российской Федерации», Статья 109. Причинение смерти по неосторожности.
3. «Уголовный кодекс Российской Федерации», Статья 118. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.
4. «Уголовный кодекс Российской Федерации», Статья 124. Неоказание помощи больному.
5. «Уголовный кодекс Российской Федерации», Статья 238. Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.
6. «Уголовный кодекс Российской Федерации», Статья 293. Халатность.
7. Конституция Российской Федерации, Статья 51.
– 1234567890
Изображение плейлиста
Лекторий (лекционный плейлист)

Виды вины медицинских работников

11 Видео
Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 2:00

Что подразумевается под виной медицинского работника?

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 6:00

Виды вины медицинских работников. Неоказание первой помощи

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 4:00

Виды вины медицинских работников. Недостаточное обследование

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 2:00

Что подразумевается под возникновением ответственности. Дефект оказания медицинской помощи

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 4:00

Примеры ятрогении

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 5:00

Оказание ненадлежащей медицинской помощи с летальным исходом

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 3:00

Врачебная ошибка

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 5:00

Уголовное преследование. Основные этапы ведения дела в следствии

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 4:00

Уголовное преследование. Как выбрать адвоката

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 2:00

Градация наказаний

Сахарный диабет Февраль 2023
Кнопка воспроизведения 36:00

Виды вины медицинских работников (полное видео)

Вам может быть интересно

Лекторы

Изображение доктора

Гриценко Ирина Юрьевна

Медицинский адвокат Лиги защиты медицинского права. Практикующий специалист в области медицинского права и урегулирования споров по качеству оказания медицинских услуг

Присоединитесь к запланированной онлайн-презентации